Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Журнал "Юность"

Рабочий завтрашнего дня

Борис Юзефович, делегат XXV съезда КПСС

11 января 1971 года «Правда» рассказала об инициативе, родившейся почти одновременно на предприятиях Ленинграда и Бреста: «Пятидневку — за четыре дня, пятилетку — в четыре года!». На белорусской земле первым предложил соревноваться под этим девизом слесарь брестского электромеханического завода молодой коммунист Борис Юзефович.
В свои двадцать семь Юзефович считался на заводе одним из лучших слесарей, специалистом высокого класса, человеком уважаемым и заслуженным. Товарищи ценили Бориса за отзывчивость, внимание к окружающим, умение разрешать конфликтные ситуации, передавать молодежи свой профессиональный и нравственный опыт. В том же 1971 году Юзефовича избрали депутатом Верховного Совета СССР.
Почин «Пятилетку — в четыре года!» был подхвачен не только коллегами Бориса по цеху и заводу, но очень скоро распространился на сотнях предприятий Белоруссии, всей страны. Сам Юзефович значительно перекрыл свои обязательства. Уже по итогам работы в третьем, решающем году пятилетки он был удостоен высокой награды — ордена Октябрьской Революции, а в июне 1974 года Борис выполнил пятилетнее задание. Он получил право ставить на изделия личное клеймо ОТК, дал за годы девятой пятилетки «путевку в жизнь» шестнадцати ученикам. Коммунисты области избрали его членом областного комитета партии.
Вернувшись со съезда в родной город, Борис Юзефович выступает перед трудящимися заводов и фабрик города, перед колхозниками подшефного хозяйства, перед школьниками и строителями. Рассказывает о работе съезда партии, делится теми мыслями и настроениями, которые он увез с партийного форума. Как человек творческого склада, Борис не просто излагает выступления делегатов, существо принятых решений, но высказывает свои соображения, свое рабочее мнение по важнейшим проблемам, которые советским людям предстоит решать в качавшейся десятой пятилетке.
Предоставляя слово Борису Юзефовичу, редакция считает, что нашим читателям будет интересно познакомиться с соображениями одного из молодых делегатов партийного съезда—человека, совсем недавно перешагнувшего рубеж комсомольского возраста, услышать рассказ опытного воспитателя, председателя Брестского городского совета наставников.

Я думаю, что каждый делегат XXV съезда, возвратившись в свой поселок, деревню, город, оказался в таком же цейтноте, как и я. Буквально «рвут на части»: выступления, выступления, выступления. Еще перед отъездом в Москву меня «застолбили» три брестских школы и две цеховые партийные организации на нашем заводе. А когда вернулся со съезда, телефон в квартире звонит, не умолкая. Отказать нельзя: дело ведь не в том, что люди хотят увидеть Бориса Юзефовича, посмотреть, каким он стал, после двухнедельного пребывания в столице. Я или другой делегат в данном случае, что называется, живые свидетели исторического съезда, огромный интерес к которому невольно переносится на его участников.
Личные впечатления вобрали в себя и торжественную встречу нашей делегации на Белорусском вокзале, и празднично украшенные улицы, и захватывающую дух панораму столицы, которая открывалась мне с девятого этажа гостиницы «Москва». Мой трудовой рапорт в президиум съезда — представьте моё волнение, когда я увидел его в сборнике документов, распространенных на съезде! Красный мандат № 3945 — дорогая для меня реликвия: ведь я поднимал его, голосуя за решения, которые имеют определяющее значение не только для всей страны, но, можно сказать без преувеличения, для всего мира.
В канун открытия съезда мне посчастливилось участвовать в церемонии вручения рапортов республиканских комсомольских организаций Центральному Комитету ВЛКСМ: я передавал бюро ЦК ВЛКСМ сотканный моими земляками ковер с изображением В. И. Ленина.
Можно ли забыть дни работы съезда, особенно доклад Леонида Ильича Брежнева, в котором получила дальнейшую разработку Программа мира, принятая на XXIV съезде КПСС.
Впечатлений очень много, участие в работе высшего органа коммунистов страны заставило взглянуть по-новому на многие привычные вещи и явления, заставило не только нас, делегатов, но буквально каждого советского человека определить свое отношение к важнейшим проблемам современности. Это отношение сегодня выверено духом съезда, его решениями, что дает возможность каждому приноравливать свой шаг к могучей поступи страны. Я думаю, что среди задач, выносившихся на обсуждение съезда, каждый делегат находил наиболее близкие и понятные ему, наиболее созвучные его профессии, возрасту, общественному положению, образованию. Думаю, что большинство так же, как и я, «примеряло» каждый обсуждавшийся вопрос, каждый раздел итоговых документов на себя: что непосредственно я смогу сделать, чтобы решения съезда были выполнены, чтобы мой вклад был весом и ощутим. Видимо, поэтому я больше всего обращал внимание на три вопроса: качество, дальнейшее развитие социалистического соревнования и, наконец, воспитание молодежи на производстве, расширение движения наставничества. В этих трех вопросах — не сочтите за нескромность — я разбираюсь и могу высказать кое-какие собственные соображения.
Но давайте по порядку.
Качество — понятие не новое. Особенно на нашем заводе. Брестский электромеханический выпускает электронно-вычислительные машины и всевозможные вспомогательные устройства к ним. Но это ведь только так называется — машина. Загляните к нам в 21-й цех, где проводятся комплексные испытания и наладка ЭВМ. Целый зал, уставленный десятками шкафов, пультов подготовки программ, цифропечатающими устройствами и прочими хитроумными штуками. И
все это одна машина. Теперь прикиньте, какое количество комплектующих узлов и деталей потребно, чтобы собрать единый «умный» организм, способный решать сложнейшие инженерные и экономические задачи! Само собой разумеется, что малейшее отклонение от технических условий при изготовлении любой, самой малой детальки парализует работу всего огромного электронного организма. Вывод, как будто, ясен: если каждый рабочий будет исполнять свое Дело отлично, высокое качество готовой продукции обеспечено.
Попробуем разобраться, так ли это.
Я работаю в механическом цехе, на слесарном участке. У нас бригада, правда, всего из двух человек: Николай Мизевич и я. Но бригадная система выгодней к производству и нам: эффективность, производительность труда выше, и заработок больше.
Работаем с Николаем на один наряд, доверяем друг другу полностью, вместе решаем, кому что делать, как лучше, быстрей, точней обработать партию заготовок. Детали к нам поступают после токарной или фрезерной обработки, часто даже после шлифовки на станках: требуется ручная доводка. Можете представить себе, какие классы точности и чистоты поверхности требуются от нас по техническим условиям, если резьбу порой приходится нарезать в отверстиях диаметром меньше миллиметра, а чистота поверхности достигается не обработкой напильниками или абразивным инструментом, но доводкой специальными пастами. Все это, конечно, дело профессионального навыка, опыта. Мы с Николаем не жалуемся и свои личные клейма ОТК еще ни разу не ставили на бракованные детали.
Я что хочу сказать. Допустим, Николай или я делаем сложнейшие детали, а какой-то нерадивый снабженец не обеспечит в срок поставку узлов, готовых изделий по кооперации нашему заводу (надо заметить, что мы связаны с десятками поставщиков не только в Союзе, но и в странах СЭВ). Кому в таком случае нужно наше мастерство? Нарушился производственный режим, и в конце месяца надо гнать детали любой ценой. Какое уж тут качество! Вот и выходит: пусть на заводе тысяча человек будут иметь личные клейма ОТК, тем не менее конечный результат работы коллектива может оказаться никудышным. Подвел снабженец, недоучел плановик, недобросовестно отнесся к своим обязанностям руководитель подразделения — короче говоря, обнаружилась брешь в деловых отношениях, я бы сказал, в их качестве. Причем, чем выше должность работника, тем больше его влияние на, так сказать, конечное качество работы многих людей. Если на детали, узлы, машины можно разработать технические условия, то на человеческие отношения ГОСТов не придумаешь. Здесь главный контролер — совесть коммуниста, комсомольца, советского человека. Даже существующая сейчас на нашем заводе по примеру львовских предприятий комплексная система управления качеством продукции (КСУКП) не в состоянии в должной мере учесть такие нематериальные моменты, как качество общественной работы, качество взаимоотношений начальника и подчиненного. А я так понимаю партийную заботу о качестве на современном этапе: формалист-общественник, очковтиратель, руководитель, который не видит дальше собственного носа, должны быть отнесены к категории бракоделов.
Незадолго до съезда я готовил курсовую работу в Высшей партийной школе. Называлась она «Организация социалистического соревнования на брестском электромеханическом заводе». Курсовая уже принята, получила соответствующую оценку на кафедре. Но во время съезда я сам себе выставлял оценки за каждый раздел своего, так сказать, «теоретического исследования».
Еще в семьдесят первом году, выступив с инициативой «Пятидневку — за четыре дня, пятилетку — в четыре года!», я почувствовал, каким обоснованным и полезным должен быть каждый рабочий почин. Дело совсем не в звонком девизе нового направления в соревновании, а в его экономической целесообразности, обеспеченности точным расчетом, в общедоступности самого его наименования. Ко мне на участок приходили десятки рабочих нашего завода, других предприятий города, приезжали гости из разных областей. Внимательно изучали мои обязательства, дотошно расспрашивали, за счет чего я намерен выполнять пятидневное задание в четыре рабочих смены. На слово не особенно верили, просили показать цифры, разбирали обоснованность обязательств. А когда убеждались, что не показуха это, не громкие слова, становились горячими сторонниками и пропагандистами почина.
Видел я немало и починов-однодневок, которые, как пламя спички, на минуту освещали лицо торопыги, зажегшего их, и тут же гасли, не давая людям ни тепла, ни света. Иные комсомольские активисты чуть не ежемесячно рекомендуют к распространению «свежую» инициативу: мол, молодежи постоянно нужны новые девизы в соревновании, иначе ребята
«скисают», теряют интерес. Уверен, что большинство молодых рабочих не разделяют подобную точку зрения.
Меня радует, что сейчас у нас на заводе распространяется почин комсомольско-молодежной бригады Геннадия Островского. В сущности, он повторяет девиз «Пятидневку — за четыре дня», но перенесенный уже на бригаду. Каждый принятый в обязательствах этой бригады процент перевыполнения плана обсужден с экономистами, обеспечен повышением квалификации, освоением смежных операций, экономией материалов и инструмента. Одним словом, обязательства ребята составили по науке, не с бухты-барахты.
Перед моим отъездом в Москву в бригаде Геннадия Островского состоялось собрание. Слесари решили выполнять мою норму в те дни, когда я буду на съезде. Свое обязательство они не только выполнили, но и перевыполнили. Для меня это, конечно, большая честь, но сейчас я не об этом. Важно, повторяю, то, что форма социалистического соревнования, предложенная бригадой, является логическим продолжением движения «Пять — за четыре». Только сейчас оно приобрело коллективные начала, при подведении итогов упор сделай на качественные показатели работы.
Особое значение имеют вопросы трудовой дисциплины, так как каждый отвечает не только за себя, но и за всю бригаду. Несмотря на новый лозунг «Каждой рабочей минуте — наивысшую эффективность?», конечная цель — «Пять — за четыре!» — осталась неизменной.
Таким образом, инициатива бригады Геннадия Островского — лишь более высокая ступенька, на которую поднялось соревнование.
Еще дальше пошли на московском заводе имени Владимира Ильича. «Пятилетке качества — рабочую гарантию» — за этим девизом скрываются взаимные обязательства, связывающие всю технологическую цепочку, причем в соревнование вовлечены и инженерно-технические работники и вспомогательный персонал. Толково! Именно то, что требуется сегодня для обеспечения выпуска конечной продукции высокого качества.
Слова «наставник молодежи», «наставничество» сегодня можно услышать на любом предприятии, в колхозе, на стройке. Звучали они и с трибуны XXV съезда партии: к фамилии, должности и званию многих выступавших добавлялись еще два слова — «наставник молодежи».
О рабочих традициях, о воспитании молодежи очень хорошо сказал в своем выступлении Е. М. Тяжельников:
«Научно-техническая революция, задачи десятой пятилетки предъявляют новые требования к кадрам, особенно молодым. Необходимо на солидную государственную и научную основу поставить профессиональную ориентацию, трудовое воспитание и научно-техническое творчество подрастающего поколения.
Следует более активно внедрять одобренный ЦК КПСС опыт работы Ленинградской партийной организации по подготовке достойного пополнения рабочего класса, развивать и углублять движение наставничества».
Почему наставничество получило такую широкую популярность в последнее время? С одной стороны, я думаю, сказывается чрезвычайно усилившееся в наши дни стремление людей помогать друг другу безвозмездно, не корысти ради, «не по службе, а по душе». Это, бесспорно, характерная примета 70-х годов. Но, с другой стороны, появилась и настоятельная необходимость в наставниках, опытных старших товарищах, которые вводили бы молодых в рабочую жизнь. Попробую объяснить подробней. Я совсем не хочу сказать, будто молодежь сейчас пошла «не та»: менее дисциплинированная, более хулиганистая.
Моим ровесникам в 17—18 лет тоже не всегда хватало собранности и прилежания. Но... Было серьезное «но»: жизненная необходимость как можно скорей получить профессию, чтобы прокормить себя, а нередко и семью, чтобы обуться-одеться, сходить в кино или на танцы. Особенно чувствовали это дети послевоенной поры, выросшие в деревне. Для меня, например, было естественным делом работать каждое лето в колхозе. Не в лагере труда и отдыха — таких
тогда не было,— а в поле, на току, в мастерской вместе со взрослыми. Работал, чтобы купить учебники для следующего класса, работал, чтобы купить велосипед,— Селецкая средняя школа, где я учился, располагалась в десяти километрах от нашей деревни. На завод тоже заставила пойти необходимость.
Я, правда, хотел работать на заводе, сам к этому стремился, но ведь мне и моим сверстникам прежде всего надо было зарабатывать, помогать семье. Теперь возьмем современного семнадцатилетнего молодого человека. Выросло благосостояние советских людей. Подавляющее большинство родителей в силах обеспечить всем необходимым своих уже великовозрастных детей. А заработанные сыном на заводе деньги отдаются ему на карманные расходы. Если даже ничего не заработает,— и тогда на карманные расходы выдадут. Вот и судите, на чем должна держаться трудовая дисциплина. А многие из нас любят без конца повторять подросткам: мы не так работали, мы не так одевались, мы уважали заработанный рубль!
Думаю, надо поменьше нам кивать на свою трудную молодость, а попытаться раскрыть перед молодым человеком непреходящую ценность рабочей профессии, помочь найти дело по душе, интересную, увлекательную работу, точно соответствующую его склонностям, складу характера.
Много пишется о том, что нельзя стать артистом или музыкантом без таланта. А вот слесарем, считается, может стать каждый. Конечно, получить квалификационный разряд по любой профессии в состоянии каждый достаточно трудолюбивый юноша.
Но если человеку, особенно молодому, не удается стать мастером своего дела, приходит разочарование, неверие в сбои силы. А ему, может, в другом месте, на другой работе надо счастья попытать.
Был у меня такой ученик. Он и сейчас в нашем цехе работает. Но, по-моему, слесарь из него никогда не получится. Слишком неразворотлив, медлителен, руки, как говорится, не из того места выросли. Жаль парня: старательный, трудолюбивый. Но ведь слона по деревьям лазать не научишь. Где-нибудь на другой работе он в десять раз больше принес бы пользы.
Да вот вбил человек себе в голову: хочу быть слесарем. Или ему вбили. Какая разница! Только никак не решится другое дело поискать...
Мне часто приходится встречаться со школьниками. Убеждаюсь: смутно представляют себе, что такое токарь, слесарь, фрезеровщик. Имеют лишь общие понятия.
Понимаете, у каждого человека есть прилежание, склонность к определенному виду труда, у каждого свои интересы. Один хочет быть певцом, другой — слесарем, третий — грузчиком. Кто-то хочет ничего не делать — есть и такие.
Я не делаю открытия, но приходится повторять и повторять: нужны центры или комбинаты трудовой подготовки и профессиональной ориентации. Сейчас у нас в Бресте создан подобный комбинат, где будут готовить школьников по двенадцати профессиям. Однако в этих комбинатах нужны не только специалисты-мастера, но и психологи, медики, педагоги, которые могли бы дать квалифицированный совет молодому человеку, помочь ему выбрать профессию,
разобраться в своем призвании.
Наш городской совет наставников объединяет сотни замечательных людей — таких, как мой напарник Николай Мизевич, слесарь нашего цеха Дмитрий Николаевич Практика и многие другие. У Дмитрия Николаевича, например, сейчас пятеро подопечных. Это не только ученики. Это и ребята, сдавшие уже экзамен на квалификационный разряд, работающие, что называется, самостоятельно. Но в том-то и дело, что нуждаются они еще в опеке наставника, требуется
им крепкая и дружеская рука, на которую можно опереться в сложной ситуации.
Совет устраивает встречи школьников с кадровыми рабочими, экскурсии на заводы и фабрики города, координирует наставническое движение на различных предприятиях. На нашем заводе, например, под руководством наставников, при их непосредственном участии организуются праздники первой получки, посвящение в рабочий класс, дни совершеннолетия, торжественные проводы в армию. В канун съезда мы вручили в нашем заводском музее комсомольские
билеты школьникам. Показали первую продукцию, выпущенную десять лет назад: маленький, невзрачный ящик — фотосчитывающий механизм. Потом повели ребят в цех испытания готовой продукции — они чуть не заблудились среди шкафов и устройств одной ЭВМ. Казалось бы, десять лет заводу — велика ли история? Что можно рассказать старшеклассникам
увлекательного? А если копнуть хорошенько, то выясняется, что наш Брестский электромеханический завод расположен на месте бывшего третьего форта, так называемой первой линии обороны: сто лет назад, когда начали укреплять Брестскую крепость, выстроили на расстоянии трех километров от нее кольцевую линию фортов. В 1941 году третий форт был
разрушен фашистами до основания. Свыше тысячи военнопленных, захваченных здесь, расстреляли.
В прошлом году при прокладке коммуникаций на территории завода обнаружили останки шести погибших воинов. Вот какая история у нашего молодого завода! И надо, чтоб молодые об этом никогда не забывали.
Я немножко увлекся, вообще же хочу заметить, что всякая массовая работа, экскурсии и беседы — это лишь самое начало воспитания молодого рабочего.
Главное и основное — индивидуальное повседневное шефство наставника над подростком. И если с массовыми мероприятиями у нас все обстоит благополучно, научились мы проводить и слеты, и праздники, и посвящения, то индивидуальное шефство порой дает пробуксовку. В погоне за массовостью, за расширением движения наставничества порой поручаем воспитание молодых людям случайным, не обладающим педагогическим даром. Шутка ли, школьного
учителя пять лет специально в институте готовят к его будущей деятельности, а у нас бывает «рабочего педагога» просто назначают в административном порядке: план выполняешь, квалификация высокая, дисциплина хорошая, значит, будешь наставником.
Нужно искать, подбирать людей опытных, достигших вершин профессионального мастерства и в то же время чутко понимающих все тревоги, волнения, душевную неустроенность иного подростка, который только ступил на рабочую дорогу.
На одном из моих недавних выступлений в школе какая-то девчушка из девятого класса спросила:
— Борис Борисович, о чем больше всего говорили на съезде?
— О вас,— ответил я.
— Как это о нас? — не поняли школьники.
Тогда я припомнил каждый день работы съезда, все выступления делегатов. Как ни считай, выходило, что главным предметом разговора были вот эти самые ребятишки: партийный съезд наметил пути развития и дальнейшего подъема экономики, культуры, науки, показал перспективы роста благосостояния, расцвета нашего общества. А будущее страны — это
молодежь.
Рассказ Б. Юзефовича записал М. Григорьев

Журнал «Юность» № 4 апрель 1976 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области
Категория: Журнал "Юность" | Добавил: Zagunda (04.02.2012)
Просмотров: 954 | Рейтинг: 0.0/0