Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Журнал "Юность"

Республика, наука, ученые

Теодор Гладков

Слово «Кишинев» для меня всегда ассоциировалось со знаменитым землетрясением осенью 1940 года. В Кишиневе, городе по сравнению с нынешним совсем небольшом и в основном одноэтажном, погибло тогда около трех тысяч человек.
Эхо подземного толчка в Бессарабии докатилось и до Москвы.
Хорошо помню, как в нашей квартире раскачивалась висячая лампа, остановились настенные часы, в буфете дребезжала стеклянная посуда. О том, что творилось в эпицентре землетрясения, мне и всем домашним рассказывал отец — в ту пору он был в Кишиневе в командировке; многие постояльцы гостиницы, где он остановился, стали жертвами стихийного бедствия.
Вот почему, оказавшись в Кишиневе спустя тридцать с лишним лет и увидев на прорезающем весь город главном проспекте многоэтажные современные дома, я невольно подумал: «Ну, а как тряхнет?»
Ответ на этот вопрос я получил на следующий день от знающих людей и понял: если и «тряхнет», то бедствия не случится.
Конечно, Молдавия как находилась в сейсмически активной зоне, так в ней по-прежнему и находится, а люди и тридцать лет спустя еще не умеют предотвращать землетрясения. Но с помощью науки они научились предотвращать разрушительные последствия подземных толчков и принимать соответствующие меры безопасности.
С этой целью и был создан, в частности, Институт геофизики и геологии Молдавской Академии наук. Его сотрудники изучают физику землетрясений, неустанно изыскивают новые методы их прогноза. В их распоряжении имеется автоматическая инженерно-сейсмографическая станция, дающая возможность изучать «в натуре» поведение различных зданий и построек при землетрясениях. Итог последних исследований ученых — новая методика расчетов многоэтажных сейсмоустойчивых зданий, уже взятая на вооружение архитекторами, планировщиками и строителями. Эта методика позволила на двадцать процентов удешевить сооружение надежных жилых и производственных построек.
Далеко перешагнув границы республики, кишиневские ученые с помощью быстродействующих электронно счетных машин составили имеющие большое практическое значение сейсмические карты для всего района Карпато-Балкан.
Институт геофизики и геологии Молдавской Академии наук — одно из 68 научно-исследовательских учреждений республики. В сороковом году — тридцать два года назад — здесь не было ни одного такого института, как не было и самой академии.
Посещая республиканскую Академию наук, разговаривая с ее работниками о положении дел в различных областях молдавской науки, я обратил внимание на то, что все мои собеседники непременно упоминают о той защите диссертации, которая несколько месяцев назад состоялась в
Кишиневском политехническом институте имени С. Лазо. Защита была как защита. Обсуждалась работа Михаила Николаевича Икизли «Экспериментальное исследование фото- и светодиодов на основе нелегированных и легированных золотом и серебром кристаллов фосфида галлия». Научный руководитель работы, доктор технических наук С. В. Слободчиков, охарактеризовал своего подопечного как талантливого исследователя, способного самостоятельно ставить и решать сложные научно-технические задачи. Сошлись в мнениях и официальные оппоненты, доктора технических наук Ж. И. Алферов из Ленинграда и А. Г. Чебан из Кишинева, признав, что представленная работа является большим шагом в дальнейшем развитии техники полупроводниковых приборов. (В скобках отметим, что профессор Ж. И. Алферов из знаменитого Физико-технического института имени А. Ф. Иоффе — глава всемирно известной школы
в своей отрасли науки.) Ученый совет присудил диссертанту степень кандидата технических наук.
Эта же степень была присуждена на том же заседании и Виорелу Георгиевичу Трофимову, старшему научному сотруднику лаборатории микроэлектроники Кишиневского политехнического института.
Конечно, описанные события радостны, но в нашей стране, идущей в авангарде мирового научно-технического прогресса, ничем вроде бы не примечательны, можно сказать, повседневны. Почему же защита кандидатских диссертаций двумя молодыми молдавскими учеными стала праздником не только для них, их коллег и близких, но запомнилась всею научной общественностью?
Потому что в тот день степень кандидата технических паук Ученый совет Кишиневского политехнического института присудил двум своим питомцам впервые.
Сейчас в Молдавии успешно работает множество специалистов разных технических дисциплин; все они в свое время защищали диссертации в исследовательских и учебных институтах Москвы, Ленинграда, Киева, Одессы и других старых научных центров СССР. Но отныне молодые молдавские ученые могут и будут получать кандидатские дипломы у себя дома.
Право присуждать степень, предоставленное Ученому совету КПИ специальным решением Министерства высшего и среднего специального образования СССР, является и признанием высокой компетенции ученых института в целом.
Политехнический институт образован совсем недавно, однако наряду с университетом оп уже завоевал солидный авторитет, у ведомств и предприятий дипломы его выпускников котируются очень высоко.
Молодость. Вот что, прежде всего, привлекает внимание при первом же знакомстве с институтом и его людьми, вот что пронизывает все их дела и дни.
Институт этот политехнический, но главный упор в его работе — подготовка квалифицированных кадров для молодой, современной полупроводниковой науки и техники. Институт выпускает специалистов, призванных создавать, по существу, новые полупроводниковые производства, разрабатывать технологию таких производств, конструировать все новые и новые полупроводниковые приборы для самых разнообразных отраслей науки, техники, промышленности, сельского хозяйства. Основной состав руководителей и преподавателей института — люди молодые. Молод его ректор — Сергей Иванович Радауцан, кстати сказать, возглавляющий широкие исследования в области полупроводниковых приборов. Примечательно, что не столь давно он первым в республике защитил диссертацию на соискание степени доктора технических наук, не так давно стал профессором, членом-корреспондентом республиканской Академии наук.
Примечательно и то, что С. И. Радауцан вплоть до своего назначения на пост ректора крупнейшего в республике института принимал самое активное участие в деятельности совета молодых ученых и специалистов Молдавии, что и сейчас много помогает ему во всех его начинаниях.
А начинания эти весьма разнообразны. Совет молодых ученых и специалистов, как и все другие такие советы, повсеместно появившиеся в последние годы, оказался одной из весьма действенных форм комсомольской работы в вузах, в научных учреждениях, на различных предприятиях. Личное творчество молодых специалистов, работающих в разных отраслях науки и техники, совет тактично и чутко направляет в единое русло научной целесообразности. Как и советы на отдельных предприятиях и в научных учреждениях, республиканский совет оказывает молодым ученым существенную помощь и поддержку, устраивает обсуждение этих работ, организует консультации, конкурсы, рекомендует наиболее интересные труды к опубликованию.
Слияние профессиональных и научных интересов молодежи с ее комсомольским задором, энергией, инициативностью определило жизнеспособность и авторитет советов молодых ученых. И не случайно, конечно, бессменный председатель республиканского совета Адриян Будяну является и старейшим по «стажу» членом Центрального Комитета комсомола Молдавии.
Я познакомился с Адрияиом Будяну. Кандидат экономических наук, работающий, кстати сказать, в Кишиневском политехническом институте, он темноглаз, темноволос, смуглолиц. В противовес неизвестно кем канонизированному требованию современной «моды», Будяну, как и большинство
его коллег, не носит ни бороды, ни затертых джинсов, ни кедов, на работу добирается с помощью обыкновенного троллейбуса, обращения «старик» в разговоре со сверстниками не употребляет. Тем не менее Будяну и его товарищи — самые настоящие современные молодые ученые. Вот только понятие современности для них заключается не в порядком надоевшей гитарно-джинсовой романтике, а в вещах гораздо более серьезных и вполне совместимых с хорошо сшитым костюмом и аккуратной прической.
Самое яркое впечатление от разговоров с Будяну, от всего того, что я слышал о нем при встречах с другими людьми, можно вкратце сформулировать так: острое восприятие всего нового, что происходит сейчас в науке, в сочетании с таким же острым чувством ответственности за это новое. Именно такое отношение к науке и своим обязанностям в ней вообще характерно для молодых молдавских ученых.
Когда-то Адриян был «чистым» финансистом: иные специалисты в пору, когда он получал высшее образование, и не требовались. Потом увлекся новым делом, которому сейчас повсеместно и во всех отраслях уделяется первостепенное внимание,— автоматизацией систем управления — АСУ, и переквалифицировался, вернее, переквалифицировал сам себя, потому что ученые, занимающиеся АСУ, принадлежат, если перефразировать Фонвизина, к тем самым первым портным, которым учиться было не у кого.
Область собственных исследований Будяну ныне лежит где-то на границе кибернетики и экономики.
Совет молодых ученых для Будяну нечто гораздо большее, чем просто общественная обязанность. Его друзья даже утверждают, что только из-за чрезвычайной занятости в совете Адриян никак не выкроит время, чтобы проделанную им же научную работу надлежащим образом оформить в качестве докторской диссертации.
О родной Молдавии, ее науке и ученых Адриян рассказывает с мужской сдержанностью, достоинством и вполне обоснованной гордостью. Чувства эти заслуживают самого высокого уважения. Конечно, можно рассуждать (и вполне логично) так: ну и что особенного? Раз есть республика, значит, в ней должны быть Академия наук и институты, значит, должны быть ученые и достигнутые ими успехи.
Но следует вспомнить, что молдаванам не только возможность иметь своих ученых и академию — само право на существование в качестве свободной и независимой нации стоило многих лет упорной и кровопролитной борьбы.
— Молдаване были христианами,— негромко рассказывает Будяну,— и все-таки нас называли инородцами, так же, впрочем, именовали узбеков, горцев, чувашей, эстонцев, казахов. В годы, когда Бессарабию насильно присоединила к себе боярская Румыния, нас и вовсе не считали за народ. Даже сам молдавский язык рассматривался не как полноправный, а лишь как нечто вторичное — диалект румынского языка. Бессарабия была для Румынии лишь аграрным придатком, поставщиком дешевого сырья и столь же дешевых рабочих рук. Румыния и сама-то была одной из самых отсталых стран в Европе, чего уж тут говорить о Бессарабии? Не то что академии, ни одного собственного института у нас не было!.. Где-нибудь в Петербурге до революции о том, что есть такой город на земле — Кишинев, потому только и знали, что здесь Пушкин ссылку отбывал.
Будяну рассказывает о своем новом коллеге Михаиле Икизли. Биография у молодого кандидата наук, естественно, еще очень короткая, однако примечательная своей типичностью. Он родился в деревне Волонтировка, рано остался сиротой, воспитывался в детском доме. Потом учился в школе, в Одесском политехническом институте, работал в Академии наук Молдавии и КПИ, затем снова учился — аспирантом в Ленинграде. Кем мог он стать в досоветской Молдавии?
От себя хочу поделиться следующим наблюдением.
Слово «досоветское» в Кишиневе можно слышать довольно часто. Мне, москвичу, это вначале показалось несколько странным, потом разобрался. Ну, конечно же: для меня и моих земляков-сверстников «досоветское» — это нечто археологическое. Но что такое капитализм, наши одногодки в Кишиневе знают не из книг, не из отцовских рассказов и туристских поездок за рубеж — они его помнят!
Невольно подумалось, как легко и неуважительно порой говорят о таком событии в жизни, как защита диссертации: «остепенился»... Подумалось и о ряде пошловатых поговорок, порожденных чьим-то убогим остроумием и прижившихся в определенных кругах научной молодежи. Стало обидно за тех, для кого дорога к кандидатской степени отнюдь не была усыпана розами. Не слишком ли легко иные из нас относятся к некоторым материальным и духовным ценностям, за достижение и защиту которых старшее поколение заплатило, ох, какой дорогой ценой!
Впрочем, могло случиться, что способный подросток из молдавского села сумел бы каким-нибудь образом получить доступ к грамоте, а затем пробиться в науку и «выйти в люди». В истории всех стран таких примеров достаточно — вспомним, например, о Ломоносове. Несколько лет назад мне довелось редактировать книги о трех великих ученых и изобретателях, вышедших, как принято выражаться, «из народа»,— Фарадее, Эдисоне, Тесле.
Одаряя людей математическим талантом или музыкальными способностями, природа не считается ни с национальностью, ни с знатностью рода, ни с богатством семьи. Но она нисколько не заботится о дальнейшей судьбе своих избранников. Расцветет ли «божий» дар, или сгинет — это уже зависит от условий не биологических, а социальных. Как труден бывает путь к знаниям даже гениально одаренного человека, если не стоит за его спиной состояние или благородное происхождение! Как много зависит от «Его Величества Случая», и скольких великих ученых недосчитывает история цивилизации!
Элемент случайности, личного везения или невезения всегда присутствовал и будет присутствовать в науке, как, впрочем, в любой сфере творческой деятельности. Но социалистическое общество закономерно способствует раскрытию всех талантов и дарований и создает условия для их расцвета и приложения. Именно поэтому в общепризнанное «Молдавия — край виноделов, землепашцев, музыкантов» следует вставить слова «...и ученых».
Чтобы понять, как это произошло, чтобы оценить нынешнее положение молдавской науки, необходим некоторый экскурс в прошлое.
Молдавия в ее нынешних границах вошла в состав СССР за считанные месяцы до начала Великой Отечественной войны, иначе говоря, позже многих других советских республик. К тому же ей был причинен значительный ущерб в результате военных действий на ее территории и временной фашистской оккупации.
После войны здесь все пришлось закладывать на пустом месте: и сады, и заводы, и школы. От нуля начинала свою историю и молдавская наука. Молдавии помогала вся страна. С помощью братских народов республика не только залечила раны войны, но и сделала огромный скачок в своем экономическом, культурном и социальном развитии.
Недавно в печати была приведена цифра, которая не могла не ошеломить: за послевоенные годы промышленность Молдавии возросла в 66 раз! Причем — что характерно и имеет самое непосредственное отношение к деятельности ученых — особенно быстро развивались электротехническая промышленность, машиностроение и приборостроение, о чем совсем недавно никто и не помышлял. Сейчас удельный вес этих современнейших отраслей в промышленности республики достигает 15 процентов.
«Великий перелом», то есть завершение сплошной коллективизации, в Молдавии пришелся на 1950 год. С той поры сельскохозяйственное производство возросло в три раза!
Как уже упоминалось, в старой Бессарабии ни одного высшего учебного заведения не было, и появиться вдруг из ничего они не могли. Но перед студентами из небольшой южной республики широко распахнули свои двери институты Москвы, Ленинграда, Киева, Одессы, Харькова, Тбилиси, Казани, Томска. Выпускники 1948—1950 годов, они стали первым поколением собственно молдавских национальных научных кадров. Сейчас многие из них — профессора и преподаватели университета и других вузов, имеющихся в Молдавии. (Любопытно, что приблизительно так же возник и популярнейший кишиневский театр «Лучаферул»; его основала молодежь, получившая высшее образование в знаменитом Щукинском училище при Московском театре имени Евг. Вахтангова.)
Параллельно с этим процессом шел и другой: в Молдавию в разные годы приехали ученые из других республик, чтобы здесь, на обновляемой земле, продолжить свою научную работу, помочь становлению новых институтов, кафедр, лабораторий, подготовке национальных кадров. Вот почему сегодня в списках Академии наук МССР, отметившей, кстати, недавно свое десятилетие, можно встретить, кроме молдавских, русские, украинские, еврейские, армянские фамилии.
Особо важные задачи, и фундаментальные и прикладные, решают научные учреждения республиканской Академии наук. В ее составе несколько отделений, руководимых крупными учеными, Институт математики и Вычислительный центр, Институт геофизики и геологии, Институт химии, Институт прикладной физики, Институт физиологии и биохимии растений, многие другие институты, проблемные лаборатории, насчитывающие тысячи сотрудников, в большинстве — молодых.
Из разговоров с учеными вырисовывалась своеобразная и в чем-то парадоксальная картина. Оказывается, молодая наука Молдавии имеет важную особенность: она развивалась не постепенно, шаг за шагом, а как бы скачками, стремительно минуя многие этапы, которые прошла научная мысль в старых, традиционных центрах. С задором и отвагой юности здесь сразу и энергично приступили к исследованиям в новейших областях науки и техники. Способствовало этому и то обстоятельство, что, как я уже знал, промышленность Молдавии не столько даже восстанавливалась после войны, сколько создавалась заново, причем с акцентом на развитие сложных современных отраслей, особенно тесно связанных с развитием науки, прямо зависящих от ее достижений.
В результате Кишинев, ранее являвший белое пятно на карте науки, быстро превратился в крупный, широко известный в СССР и за рубежом центр по теоретической физике, физике и химии полупроводников, полупроводниковым приборам и их технологии, электронной технике, биохимии белка, по работам в области высшей математики, электроискровых установок... Разумеется, не осталась в тени и общая технология пищевых продуктов, поскольку Молдавия располагает развитым, передовым сельским хозяйством.
Смелость руководителей молдавской науки обернулась глубокой прозорливостью. Установка не только на удовлетворение сегодняшних потребностей, но и на завтрашний день, себя полностью оправдала.
Общеизвестно, что требуется определенное время, прежде чем найденное в лаборатории найдет практическое применение в производстве. Происходит сие по многим причинам, как изученным, так и еще не объясненным. Скажем, такие изобретения, не вызывающие сомнения в их полезности, как застежка «молния» и шариковая авторучка, ждали десятки лет своего звездного часа, и хвала судьбе, что эти инженерные находки так и не канули в безвестность в архивах патентных бюро. Предвосхитить судьбу будущего научного открытия вообще бывает иногда очень трудно. Фарадей, например, открывший электромагнитную индукцию — основу всей электротехники, поначалу полагал, что с помощью этого явления можно будет изготовить занятную... детскую игрушку. Вопросы типа «Какой из этого будет толк и когда?» по сей день рачительные практики задают ученым отнюдь не из праздной любознательности. И все же ответить на них возможно с достаточной для практики степенью точности, причем делом.
Оказывается, за десять лет количество внедренных в народное хозяйство научных работ, выполненных только в учреждениях республиканской Академии (то есть без учета ведомственных и вузов), возросло в шесть раз! В одном лишь 1971 году их было реализовано в промышленности и сельском хозяйстве в полтора раза больше, чем за всю предыдущую пятилетку! Такая эффективность была бы немыслима без тесной связи с практикой, без задела на предвидимое будущее, без ориентации на исследования в новейших, перспективных отраслях знания.
Дальше произошло то, что неминуемо должно было произойти при таких высоких темпах развития: «производственная мощность» (если можно так выразиться) научных учреждений Молдавии переросла, не только удовлетворила, но перекрыла нынешние потребности народного хозяйства своей республики. Целый ряд исследований, осуществленных молдавскими учеными, не может быть в полном объеме приложим на месте: в Молдавии пока нет соответствующих производственных предприятий.
Что же, выходит, ученым не хватает работы дома?
Нечто подобное произошло, как известно, после войны в Англии и Западной Германии и вылилось в так называемую «утечку мозгов» за океан, иначе говоря, в массовую вынужденную эмиграцию западноевропейских ученых в США.
В социалистической Молдавии такого, разумеется, случиться не могло. Произошло иное. В полном соответствии со сложившейся в нашей стране практикой общесоюзного разделения груда наука республики, не отрываясь от родной почвы, стала работать на весь Советский Союз! Рожденная с братской помощью всех народов нашей страны, она возвращает им долг сторицей. Научные открытия, изобретения, разработки, сделанные молдавскими учеными, служат великому делу построения коммунизма во всех уголках СССР.
Это глубоко символично.
Я прошу Адрияна Будяну привести несколько примеров. Он охотно соглашается, но мы оба оказываемся в некотором затруднении. Фактов предостаточно, но подавляющее большинство их, особенно связанных с работами математиков, просто невозможно изложить общедоступно. Мы проникаемся сочувствием к труду журналистов — популяризаторов науки и начинаем отбирать примеры, хоть сколь-либо мне понятные. Перечень их, невзирая на неизбежные издержки по указанной выше причине, оказался все же, на мой взгляд, достаточно интересным.
На территории Молдавии пока еще не найдено ни одного, даже крохотного алмаза (клады, сделанные людьми, не в счет!). Но разработанный здесь оригинальный способ электрофлотации нашел успешное применение в далекой Якутии. С его помощью стало возможно улавливать в отходах производства алмазы размером до 0,2 млм. Производственный процесс в результате был интенсифицирован в 2,5 раза при сокращении расхода реагентов. Выход алмазов возрос на тридцать процентов. Попутно создана новая промышленная технология обработки кернов.
Кишиневские математики создали программу для электронно-вычислительных машин, используемых для управления энергосистемами. Разработали оптимальный режим тепловой энергосистемы, позволяющий учитывать потери в сети, ограничения по водному балансу и пр. Программа уже внедряется в Москве институтом «Энергосетьпроект», она будет служить моделью оптимального развития энергосистем СССР до 1990 года.
Сотрудники Института математики разработали для НИИ счетного машиностроения базовый алгоритмический язык для обработки графической информации, вводимой в ЭВМ. В результате затраты труда на проектирование чертежей, схем, графиков сократились на 70 процентов.
На заводах, производящих кабели, всегда было камнем преткновения следить за тем, чтобы толщина свинцовой и алюминиевой оболочек оставалась одинаковой. Молдавские инженеры создали для такого контроля промышленную установку. Ежегодно она экономит заводам «Москабель» и «Камкабель» сотни тысяч рублей. Четверть миллиона рублей в год сберегает другое изобретение кишиневцев, примененное в Грузии на заводе «Тбилприбор».
Еще примеры.
Для ВНИИ медицинского приборостроения в Москве разработана математическая модель и программа размещения стационарных медицинских учреждений в сельской местности. Для Министерства электротехнической промышленности СССР — новые полупроводниковые соединения. Для Московского энергетического института определена кавитационная стойкость материалов, применяемых в энергомашиностроении. Для одного из заводов разработана технология электроискрового упрочения рабочих поверхностей станин металлорежущих станков. Выполнено множество других заказов «со стороны», порой довольно неожиданного характера: для цементного завода в Поволжье, машиностроительных предприятий в Перми и Воронеже, для Всесоюзного научно-исследовательского института ювелирной промышленности в Ленинграде.
Перефразируя известные строки Маяковского, можно сказать, что труд молдавских ученых вливается в труд всех республик Союза.
Разумеется, кроме исследований по собственным планам, научные учреждения Молдавии выполняют, причем охотно и весьма эффективно, множество хозрасчетных работ по заказам промышленности, колхозов и совхозов республики.
Так, в Институте физиологии и биохимии растений много лет ведутся весьма перспективные работы по эмбриологическому изучению кукурузы — одной из важнейших культур в сельском хозяйстве Молдавии.
Сотрудники Института совместно с НИИ «Магарач» вывели шесть новых полиплоидных культур винограда и три полиплоидных сорта помидоров.
Ценное открытие, причем не требующее для своего внедрения в садоводство решительно никаких затрат, сделали биохимики. Изучая с помощью современных методов водный обмен яблони, они установили, что деревья надо поливать не днем, как ведется испокон веков, а ночью. Садоводы республики уже получили соответствующие рекомендации.
Я узнал еще об одном интересном факте. Никто не спорит, что каждый народ любит природу своей родины, запечатлевает ее красоту в фольклоре и искусстве. К сожалению, далеко не всегда и везде мы эту красоту сберегаем, еще реже ее приумножаем. Молдавия в этом отношении может и должна послужить хорошим примером. Здесь под защитой государства находятся не только старые архитектурные памятники, но и 97 геологических, палеонтологических, ландшафтных, растительных памятников и уникальных природных образований. В последнее время на территории республики определено еще 342 природных объекта, которые также будут взяты под защиту.
При участии сотрудников Института физиологии и биохимии растений ведется научно обоснованное парковое строительство в 16 районах республики, выведены новые сорта сирени и плетистых роз.
Авторитет научных учреждений среди населения очень высок. К ним обращаются за помощью и содействием при решении самых различных насущных вопросов руководители не только ведомств и крупных предприятий, но и рядовых хозяйств. Скажем, на Дубоссарской птицеферме куры плохо прибавляли в весе. Почему — неизвестно, но только хирели цыплята, невзирая на вполне доброкачественную кормежку. По рекомендации ученых на ферме применили аэрозоли молочной кислоты, установили воздушные фильтры. И цыплята сразу повеселели — привес молодняка возрос на 15 процентов.
Важные практические задачи ставят и решают молдавские ученые гуманитарных специальностей. Одна из таких задач, к примеру,— направление экономической активизации малых городов. Эта проблема важна не только для Молдавии, но также для Украины и южных районов Российской Федерации, где таких городков множество. Отдел философии и права Академии наук Молдавской ССР по просьбе Кишиневского тракторного завода разработал план социального развития коллектива этого крупного предприятия.
Так работает в общем строю, решая большие и малые, но всегда важные задачи науки и народного хозяйства, отряд молдавских ученых. Маститых и молодых, но одинаково преданных науке, одинаково сознающих свой долг и ответственность перед всей нашей необъятной страной, перед всем многонациональным советским народом.

Журнал "Юность" № 12 1972 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области
Категория: Журнал "Юность" | Добавил: Zagunda (11.02.2012)
Просмотров: 1099 | Рейтинг: 0.0/0