Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Журнал "Юность"

Лучший каменщик

Товарищ строитель!
Юрий Переплеткин, собственный корреспондент «Юности» на стройке Тюмень — Сургут — Нижневартовск, член бюро Тюменского обкома ВЛКСМ.

Двадцать два молодых каменщика участвовали в конкурсе профессионального мастерства, который проводился летом этого года в Тюмени по инициативе нашего журнала.
На место, где должен был состояться конкурс, я пришел задолго до открытия. Задолго до того, как участники торжественно выстроились перед трибуной для подъема флага, а члены жюри заняли свои места за экзаменационным столом около строительной площадки, — здесь ребятам были отведены участки для работы.
Зашел в прорабку — жюри пока находилось там. Попросил показать список участников конкурса...
Они съехались со всей трассы — из Сургута, Усть-Югана, Салыма, Туртаса, Тобольска, из всех строительно-монтажных поездов стройки. Кому-то предстояло стать победителем... Конечно, бессмысленно было сейчас заниматься прогнозами: ведь на конкурс в Тюмень прислали самых лучших...
Читаю список участников: Плясовских, Казаков, Чугунов, Кирсанов... Имена все незнакомые. И вдруг — Геннадий Батурин! Это сюрприз. Встречались мы с Геннадием и разговаривали не раз. Интересный парнишка. Как-то у него сложится на конкурсе?
Члены жюри тем временем вышли из прорабки, молодые каменщики встали в строй у трибуны.
Флаг поднят. Конкурс открыт! Деловито заработал кран, подавая каменщикам кирпич и раствор, замелькали мастерки...
А мне вспомнились рассказы Геннадия о том, как он пришел на стройку, с чего начинал...
Он написал (признается сейчас) довольно смешное заявление, с которым пришел в отдел кадров: «Хочу строить дома вдоль железной дороги Тюмень — Сургут...» Было в том заявлении много слов о том, что дома эти будут белыми, а сама трасса — голубой.
Отдел кадров встретил его суровой реальностью. Оглядев его с ног до головы и уточнив возраст (вплоть до месяца и дня), кадровики ответили отказом: несовершеннолетних на стройку не берут...
И ушел было Геннадий «добирать» недостающие месяцы, как вдруг кто-то поинтересовался:
— Постой! Как, говоришь, твоя фамилия? Батурин? Ты не Ивана ли Прохоровича сын?
— Его! — облегченно вырвалось у Геннадия.
...Отца в строительно-монтажном поезде № 280 знал каждый. Отличный шофер, безупречной репутации человек. Узнав о решении сына идти каменщиком, отговаривать не стал. Сказал: «Будет трудно, парень». А Геннадий на легкое и не рассчитывал.
Авторитет отца, конечно, свою роль сыграл: на работу Батурина-младшего взяли. Но до его мечты о белых домах вдоль голубой трассы было далеко.
Его направили разнорабочим — потом оказалось, что таким нехитрым, но точным способом производился «естественный отбор». Если пришел на стройку всерьез — и разнорабочим остаться не испугаешься.
Этот первый экзамен Геннадий выдержал. А через три месяца он попал в бригаду каменщиков Александра Аркадьевича Вяткина, в СМП-280. Поезд базировался в Тюмени, строил здесь молодежное общежитие.
— Знакомься! — сказал бригадир.— Вникай.
Геннадий взял мастерок в правую руку, кирочку — в левую. Потом наоборот. Затем бросился под носить женщинам кирпичи: попросили. Почему-то в бригаде было много женщин...
Дом, на котором соревновались в кладке ребята, только-только поднимался от нулевого цикла. Для каждого из участников конкурса здесь были подготовлены и обозначены номерами рабочие места.
Кран безостановочно подавал раствор и кирпичи.
Было солнечно, и члены жюри, утрясая последние оргвопросы, сдвинули на глаза козырьки легкомысленных жокейских кепочек...
Номера распределялись по жребию. В соответствии с ними первая половина конкурсантов приступила к кладке, а вторая предстала перед экзаменационной комиссией «по теоретической части».
Участки кладки были различны по трудности: стены, простенки, углы, «столбы», лифтовые колодцы. Учитывалось все: и объем работы, и скорость, и качество, и соблюдение техники безопасности, и эстетика производства. Не забыть воспользоваться отвесом, не перегружать мостки, помнить порядок армирования рядов. ...Кирпич, раствор, кирпич, раствор, ряд, еще ряд...
А перед экзаменационным столом молодые каменщики сдавали теорию. Пальцы уверенно скользили по чертежам, память напряженно выискивала и находила нужные термины, чтобы дать ответ на самые каверзные вопросы...
Солнце близилось к зениту...
...Через несколько дней Геннадия поставили подсобным к Валерию Крестьянникову — человеку, которого потом он назовет своим первым учителем.
Учитель оказался парнем что надо. Подолгу и терпеливо объяснял порядок разного рода кладки, не редко это стоило ему изрядной потери времени, процент выработки перестал быть высоким, зато толковый ученик все чаще и чаще радовал его своей работой — четкой, аккуратной и спорой.
Объекты менялись, СМП-280 строил много и быстро, но умелых рук по-прежнему не хватало. В бригаде, где работал Геннадий, было много молодых людей, приехавших на ударную стройку со всех концов страны. Большинство из них, как и он, мечтали возводить дома по обе стороны магистрали. Но когда работаешь «на подсобке» — подносишь кирпичи, доливаешь воду в раствор,— как-то нет ощущения, что и твоими руками строятся все эти дома. Ты вроде где-то сбоку, сторонний, что ли. Просто подсобник. Неполноценный еще строитель. Настоящий каменщик — это тот, что с мастерком ходит вдоль поднимающейся стены!..
Однажды подсобникам сказали: «Пора вам, товарищи молодые, сдавать экзамен на разряд».
На экзамен прибыли представители из управления «Тюменстройпуть», главные специалисты СМП-280, знатоки чертежей и техники безопасности, комсомольские вожаки...
День был как день, работа как работа. С той лишь разницей, что Геннадий самостоятельно вел свой участок стены, и Валерий Крестьянников не мог ни подсказать ему, ни поправить его. Сначала Геннадия охватила робость: возникали вопросы, над которыми прежде и не задумывался; всё казалось, что кирпичи ложатся не так, как, надо. Однако постепенно успокоился и к концу смены вроде бы даже забыл про экзамен. Как и другие ребята, что работали рядом.
А после кладки — и чертежи он (как предполагал Крестьянников) «прочитал» легко, легко ответил на все теоретические вопросы. Теперь он, Геннадий Батурин, специалист, каменщик второго разряда...
Строящаяся трасса железной дороги уходила дальше на север, к Сургуту. А СМП-280 все еще стоял в Тюмени. Дел было невпроворот. Строили административное здание управления «Тюменстройпуть», общежития и дома, дома, дома...
Теперь Геннадий работал в прославленной бригаде каменщиков Николая Ивановича Ковтанюка. Коллектив осваивал новейшие методы труда, передовой опыт лучших строителей страны. Как раз по обмену опытом и собрался однажды Николай Иванович в Ленинград.
— На кого же я вас оставлю? — полушутя спросил он, когда все тринадцать человек собрались на объекте.— Давайте выбирать временного бригадира.
И все сказали: пусть будет Батурин.
До сих пор Геннадий не понимает, как так — самый молодой в бригаде, да и опыта еще маловато...
Но, верно, со стороны виднее. «Отлично работает Батурин,— говорили в бригаде.— Справится!»
Ковтанюк уехал. Геннадий остался за бригадира.
Все шло вроде бы хорошо. Сложные чертежи разбирали сообща. Норму давали. На самые невыгодные и трудные участки Батурин ставил проверенных старых друзей — Сашу Шадрина, Сашу Кирьянова. Терпели они до поры, а потом возмутились:
— Так без конца на «углах» стоять и будем? Разве мы виноваты, что давно вместе с тобой работаем?
Геннадий подумал: и правда, не виноваты. Просто так ему было самому спокойней. Подумал — и стал распределять участки поровну.
Вернулся из командировки бригадир, а потом ушел в отпуск. Возвратился из отпуска — надолго заболел.
— Ничего,— подмигнул он навестившим его ребятам,— все будет в порядке. Замена у меня добрая...
Солнце клонилось к закату.
Кто же, кто первый?
Может быть, Плясовских? Бывалый боец, участник многих конкурсов. В прошлый раз увлекся, забыл обо всем, кроме кубатуры. И качество подвело. Сейчас наверняка учтет тот урок.
Или, может быть, Казаков? Правда, ему выпал «несчастливый» тринадцатый номер, ребята подтрунивали, но это ничуть не помешало парню оставаться верным своему стилю: качество кладки безукоризненное. Хотя, конечно, одного качества недостаточно.
Или Чугунов? Когда-то в Тобольске он был комсомольским секретарем головного ремонтно-восстановительного поезда и уже тогда не только славился своей работой, но и щедро делился собственным опытом...
...Кирпич, раствор, кирпич, раствор — ряд, еще ряд. Теперь группы поменялись местами. Сдав теорию, одни перешли на объект, другие вооружились авторучками. Конкурс!
129-квартирный дом на улице Тульской строили две бригады: Ковтанюка и Вяткина. Здесь Геннадий (у него уже был третий разряд) вновь встретился с Валерием Крестьянниковым. Бригады соревновались, никто не хотел отставать, и дом поднялся, как на дрожжах.
А вскоре исполнилось давнее желание Геннадия: он попал «на дорогу».
Бригаду Ковтанюка направили на строительство нового Тюменского железнодорожного вокзала. Здесь, кстати, Геннадий Батурин сдал на четвертый разряд. Вокзал начинали с котлована, фундамента, подвалов. Прежние «ворота города» уже никуда не годились: узкие, неказистые. Тюменцы стеснялись их, да и были на то основания.
Теперь приходилось выполнять самые сложные операции, которые доверяли лишь признанным мастерам-виртуозам. Геннадию Батурину доверяли...
И все-таки в тот день, когда комсорг поезда предложил бригаде направить лучшего представителя на конкурс в Тюмень и бригада назвала его имя, Геннадий испугался. Впервые испугался по-настоящему.
Это совсем не то, что держать марку среди своих в бригаде.
...Перед тем, как сесть к экзаменационному столу, он еще раз мысленно перебрал все самые современные методы кладки, вспомнил элементы работ высшего класса сложности. А в билете, как в насмешку, первым вопросом стояло: «Кухонный очаг (печь)».
— Вначале мы хотели исключить этот пункт,— пояснил экзаменатор.— Но потом оставили. Вдруг там где-то в тайге придется строить временное жилье с печуркой!
В родном доме Геннадий сложил печь своими руками. В студеные зимние дни, потрескивая и гудя, горят в ней березовые поленья, рассыпаясь фиолетовыми углями...
Ответил по первому вопросу. Что там еще? прочитать чертеж? Прочитал. Техника безопасности при бутовой кладке? Ответил.
На объекте ему попался участок не очень сложный. Но Геннадий спешил. Спешил, и следил за качеством, и все посматривал на соперников. Все ему казалось, что другие ребята работают и быстрее его и аккуратнее...
Когда кран отнес последний ковш кирпича, когда экзаменаторы сложили в одну стопку все «счастливые» и «несчастливые» билеты, а каменщики-конкурсанты собрались на объекте и высказали по поводу каждого участка работы по двадцать два мнения,— эпицентром страстей стала прорабка, где заседало жюри. Учесть, подсчитать, вычислить и подвести итоги оказалось делом весьма и весьма сложным...
И, наконец, слово председателю оргкомитета, главному технологу управления Алексею Федоровичу Неживенко:
— Первое место присуждается...
Вот первая тройка: Геннадий Батурин, Алексей Кирсанов, Владимир Чугунов. Отметили и самого молодого участника, и единственную девушку на конкурсе... Сувениры, ленты, грамоты... Но самым приятным для Геннадия стал приз журнала «Юность»: поездка в Москву на празднование годовщины комсомола.
...Смущаясь и невпопад отвечая на поздравления, Геннадий собирал инструмент. Ни товарищи по работе, ни родные еще не знали, что он теперь лучший молодой каменщик стройки.

Журнал Юность № 10 октябрь 1973 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области
Категория: Журнал "Юность" | Добавил: Zagunda (06.02.2012)
Просмотров: 905 | Рейтинг: 0.0/0