Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Журнал "Юность"

Круг чтения

Формируя очередной «Круг чтения», мы не занимались организацией специальной «интернациональной» подборки. Мы просто посмотрели свой «портфель», и оказалось, что в нем лежат рецензии на книги писателей разных национальностей, на темы живой и нетленной дружбы народов. И мы решили опубликовать в этом номере часть из них: молодой башкирский прозаик воссоздает портрет С. Чекмарева, русского поэта-комсомольца, погибшего в Башкирии в годы коллективизации; украинский писатель рисует захватывающие картины, истории своего свободолюбивого народа, в которой украинцам помогают люди разных наций; латышский герой-интернационалист в условиях фашистской неволи одерживает победу духа над палачами; издатель пишет мемуары о дружбе русской и грузинской культур; русский молодой поэт изучает опыт белорусского мастера М. Танка.
Нам кажется, что в такой не «организованной», а естественной перекличке голосов есть глубокий, волнующий интернациональный смысл.

Увлекательно об истории
Книга украинского писателя Владимира Малика «Посол Урус-Шайтана» («Детская литература» 1973) написана в лучших традициях приключенческого жанра. Изданная в серии «Библиотека приключений и научной фантастики», она не лишена ни исторической подлинности, ни героического романтизма.
События, которые происходят с Арсеном Звенигорой, казаком прославленной Запорожской Сечи, остросюжетны, полны внутреннего напряжения.
Каждый из героев — характер. Таковы Арсен Звенигора, русский Роман Воинов, турок Якуб, польский пан Мартын Спыхальский, болгарский воевода Младен... Лучшие представители всех национальностей борются против угнетения и насилия, какие бы формы они ни принимали — нашествие, крепостное право или иноземное рабство.
Роман ставит перед читателем важные нравственные проблемы. Самые неожиданные конфликты между людьми, их сложные взаимоотношения: общественные, бытовые, семейные — рассматриваются неоднозначно. Отец и сын совершенно неожиданно оказываются во враждебных лагерях. Как сложится их судьба? Молодой Сафарбей полюбил прекрасную Адике, которая... Не будем, однако, раскрывать тайны, которых так много в этой книге. Предоставим это удовольствие
читателю.
Стоит сказать и о познавательном значении романа. Мы узнаём о таких исторических событиях, как падение Каменец Подольского, Чигиринских походах, мало освещенных и в исторических и в литературных трудах.
Можно с уверенностью сказать, что появление на русском языке романа Владимира Малика — это ценный подарок не только для юношества, но и для всех тех, кто любит увлекательный жанр исторического романа.
Н. Занковская

Новые стихи Максима Танка
«Нарочанские сосны» Максима Танка («Советский писатель») — книга о родной земле поэта, которая «охорашивается» перед зеркалами лемехов, о земле, политой «чистым рабочим потом» — ради жизни, политой кровью — тоже ради жизни. Над этой землей шумят сосны, в стволах которых осколки и пули, затянутые смолой, словно памятью. Возвращаясь к родной земле, поэт возвращается к своей памяти, остается наедине с думами своей матери, с думами всех матерей,
которые до сих пор ждут детей с войны и, накрывая на стол, ошибаются: вечно кладут лишнюю ложку.
Эта израненная земля восстала из пепла благодаря человеческому неутомимому труду, и образ благородной работы возникает во многих лучших стихах поэта. «Письмо сыну» — все в радостной стихии труда, даже в стихах о смерти бабки Ульяны возникает гимн рабочим рукам, которыми как-то неловко будет «постучаться в ворота рая»; даже в природе все возникает благодаря труду: кузнечики выковывают утреннее солнце из вечерней зари.
Танк призывает: «Необходимо хоть раз в году пройти босиком бороздою за плугом... Необходимо... купить малышу подарок... Может, он, получивший копеечную ракету, подарит потом человечеству галактику счастья. Необходимо хоть раз в году посетить и кладбище, чтобы вновь убедиться в простейшей истине — ты, увы, не навечно приписан к этой зеленой планете...»
Так строится большинство стихов, они вмещают конкретный, зримый, памятный образ, его развитие, касаются рождения и конца и завершаются бессмертием, выраженным в доброй памяти поколений. Темы стихов касаются самого близкого, но и самого заветного: «Поэзия — это то, мимо чего мы проходим ежедневно и ежечасно и о чем ни акушеры, ни гробовщики понятия не имеют». «Судьба родины и мира выражается через судьбу певца». Отсюда ряд стихов о судьбах поэтов и поэзии, звучат имена Гомера, Еврипида, Нарекаци, Овидия, Данте, Микеланджело, Гете, Есенина,— их судьбы врываются в современность.
Строки Максима Танка, взвешенные «на весах» родных озер, созданные из «просеянной» родной земли, смыкаются с лучшими строками поэтических предтеч — среди них и Янка Купала, и родоначальник белорусского стиха Максим Богданович, и русские поэты. Говоря словами одного из них, Александра Блока, Максим Танк относится к тем, кто «любит землю и небо больше, чем рифмованные и нерифмованные речи о земле и небе».
Вячеслав Куприянов

Повесть о Сергее Чекмареве
«Не забывай меня, солнце» - повесть о поэте Сергее Чекмареве («Детская литература», 1973 г.). Обращение башкирского писателя А. Абдуллина к образу Сергея Чекмарева не случайно. Последние годы своей короткой жизни С. Чекмарев прожил в одном из совхозов Башкирии, работая там зоотехником.
Бежать тебе хотелось бы
из этого села?
А мне минуты кажутся
чудесными и гордыми,
По книгам буквы
ползают,
беснуется метель,
И лошади проносятся
с опущенными
мордами,
И избы озаряются
улыбками детей...
Сергей не готовился стать профессиональным поэтом, но вся его жизнь была благодатным материалом для поэзии. Он, прежде всего, ставил перед собой задачу, которую можно выразить словами В. Маяковского:
«Надо жизнь сначала переделать, переделав — можно воспевать».
Вот это стремление участвовать в переделке жизни составляло суть и смысл его существования и его творчества.
Человек, одержимый активностью действия, с неразделенной любовью к «обыкновенной» Тоне, которой не по росту оказалась любовь необыкновенного человека, он погиб в невыясненных обстоятельствах, может быть, от руки кулака.
Его легендарная жизнь была подобна вспышке радостной молнии...
Будучи натурой цельной, Сергей не терпел полумер, фальши, был внимательным и чутким к людям. Есть в повести характерный эпизод. Сергей узнал, что гуртоправ Садрый продал совхозную корову, чтобы выручить близкого человека. Но после схватки с Садрыем он приходит к мысли, что не имеет права одним махом решать чужую судьбу. И потом, осмысливая происшедшее, в беседе с любимой женщиной Сергей сказал: «...Необходимо — прежде всего — научить себя относиться и к людям, и к животным, и к деревьям с таким пониманием... что живешь с ними одной жизнью...
Словом... к старым извечным явлениям выработать совершенно новое отношение».
Книга А. Абдуллина призвана еще больше повысить интерес к этому человеку, ко всему его небольшому, но самобытному наследию.
В. Шубин

Баллада в прозе
Это очень взволнованная книга, книга о солдате, учителе, узнике, поэте—Эйжене Веверисе, и подзаголовок ее, «Патетическая баллада в прозе», как нельзя лучше передает дух и стиль этого полного высокой патетики произведения. И о Эйжене Веверисе, по-моему, нельзя писать иначе, потому что вся его жизнь — это нечеловеческое напряжение сил, ума, духа, это не затихающая ни на минуту борьба с любым проявлением мракобесия и человеконенавистничества. «Две жизни» — название книги, ее автор — Гунар Курпнек (издательство «Лиесма», Рига).
Пули свистят,
И каждая ищет
Сердце.
Эти строки из поэтического сборника Эйжена Вевериса «Пуля-сиротка» стали эпиграфом книги, написанной о нем самом. Пожалуй, в мировой истории не найти поколения, на долю которого выпало бы столько тягот и смертей, как поколение, к которому принадлежит Эйжен Веверис.
Три кровопролитнейшие войны: гражданскую и две мировых — пережил Веверис, и не просто пережил, он всегда был там, где гремят выстрелы, рвутся снаряды, всегда там, где борьба. «Теперь, когда я оглядываюсь на прожитые тобой две жизни,— пишет Курпнек, обращаясь к Веверису,— когда стопка белой бумаги становится все тоньше и тоньше, я понял, что Эйжен Веверис всегда был солдатом...
Солдатом революции...
Солдатом-учителем... Солдатом Сопротивления...
Солдатом-поэтом.
Это высокая честь — быть солдатом своего поколения, своего времени. Дается она не каждому и не каждым оправдывается». Веверис оправдал высокую честь. Оправдал, когда четыре раза стоял у смертного рва под дулами винтовок, когда после очередного расстрела они заталкивали его в грузовик. Оправдал, когда в самых страшных лагерях смерти: Саласпилсе, Штутгофе, Маутхаузене, где, казалось, сама мысль о том, чтобы выжить, должна была вытеснить всякое понятие о взаимовыручке и поддержке,— он не только выжил сам, но и помогал выжить другим, в Маутхаузене переводил для австрийских товарищей латышские дайны и участвовал в Сопротивлении. Эйжен Веверис оправдал высокое звание солдата своего поколения, когда уже
после войны написал: Люди!
Зажгите факел
Над всем, что свято!
Ал. Афанасьев

«Когда книга сближает народы»
Так назван сборник воспоминаний М. Златкина («Мерани», Тбилиси). Если бы можно было заменить подзаголовок — «Встречи, воспоминания, размышления»,— то я бы не колеблясь, поставил одно слово — «гимн»!
Гимн небывало плодотворному творческому содружеству, обогатившему грузинскую и русскую литературы, гимн всему издательскому делу, пропетый Марком Златкиным, человеком, который полвека своей жизни посвятил благородному и священному Делу, делу сближения русской и грузинской культур.
...У истоков этого «великого почина» стоит имя Горького. Это по его инициативе в 1933 году в Грузию приехала бригада русских писателей в составе Тихонова, Пастернака, Павленко, Форш и др., взявшаяся за организацию и налаживание переводческого процесса. Русские поэты интересовались не только современной грузинской литературой, но хотели овладеть также культурой прошлого, донести и ее до русского читателя. Благодаря этим поэтам и работе бригады
стало возможным издание на русском языке монументальной антологии грузинской поэзии, начиная с V века и до наших дней. И в центре этого важного и нужного процесса находилось издательство «Заря Востока», одним из руководителей которого в течение 50 лет был Марк Злат.
За скромным и деловым повествованием открывается мир издательской политики и практики, творческой инициативы и каждодневных забот. «Летопись межнационального побратимства» не может не волновать. Когда видишь изданные книги Галактиона Табидзе и Михаила Джавахишвили, К. Гамсахурдиа и Г. Леонидзе, Оробелиани и Симона Чиковани, Бориса Пастернака и Николая Тихонова, Заболоцкого и Межирова, поневоле думаешь и о личном вкладе большого мастера издательского дела, автора оригинального и полезного сборника «Когда книга сближает народы».
Николай Сафонов

Журнал Юность № 5 май 1974 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области
Категория: Журнал "Юность" | Добавил: Zagunda (05.02.2012)
Просмотров: 985 | Рейтинг: 0.0/0