Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Журнал "Юность"

Деловой подход

Владимир Козырин

Молодежь и пятилетка
В том, что в цехе моторов на некоторых участках много формализма в соцсоревновании, я знал, когда шел сюда по совету секретаря комитета ВЛКСМ автозавода имени Ленинского комсомола Евгения Городецкого.
— И учим, и советуем, и с опытом других знакомим. Но то ли из-за спешки, то ли еще по какой причине не могут они изжить казенщину,— говорил мне Женя.— А ведь там много хороших ребят.
И вот я в цехе. Знакомлюсь с невысоким худощавым пареньком.
— Вы что, проверяете у нас организацию соревнования?
— Проверять не проверяю. Хочу понять, что к чему.
— Тут поймешь! Я слышал, как вам профгрупорг говорил: друг с другом соревнуются, имеют напряженные личные обязательства, ежедневно подводятся итоги. Так вот знайте: ничего этого нет.
Я спросил его фамилию.
— Ну, Шаганов Юрий! А что?
— Так вы тоже соревнуетесь. Я видел ваше обязательство.
— Не я его писал. Отказываюсь от этого соревнования на бумаге.
Слушая Шаганова, я вдруг вспомнил разговор, почти слово в слово повторяющий сегодняшний. На московском заводе «Серп и молот» молодой сталевар Андрей Болкунов вдруг заявил на собрании в красном уголке: «Пока администрация не обеспечит всем необходимым для работы на полную мощь, не буду брать повышенных обязательств». Несколько дней в цехе шли споры, прав или не прав Андрей. Разговор был продолжен на цехкоме. Потом в кабинете директора завода Болкунова поддержали многие рабочие. Пришлось директору обращаться к самому министру черной металлургии, чтобы увеличили заводу лимиты на чугун. Министр пошел навстречу. И ест результат: Андрей Болкунов обещал дать чугуна в три раза больше, чем предусматривалось по тому обязательству, какое предлагал начальник смены.
И выполнил его. И не только он, а весь завод буквально перестроился, и теперь предприятие дает сверх плана в два раза больше стали, чем это было раньше.
Вот что может сделать иногда инициатива одного человека. Об этом я думал, глядя на своего нового знакомого. А между тем Юра продолжал:
— Ходил я и в цехком, но там меня высмеяли:
«Не тобой придумано, не тобой будет и отменено, шуму вокруг своего имени хочешь!» Ну я и ушел ни с чем... У нас в «общаге» и то лучше поставлено соревнование. Победишь — тебе и приз, и «молнию» выпустят, и поздравят...
После разговора с Юрой я подумал: «А как обстоят деда у его сверстников из соседнего цеха?» Спрашиваю Галю Васильеву, она станочница:
— Какое у тебя обязательство на этот год?
— А я уже и не помню. Там тетя Катя чего-то писала. Это моя наставница.
— Ну, хоть один пункт помнишь? Назови любой...
— Ну, например, не опаздывать на работу, не иметь прогулов, активно участвовать в общественной жизни...
— Не делать брака, содержать в чистоте свое рабочее место, да? — подсказал я Гале, зная по опыту, что все эти пункты, как репейные шишки, цепляются ко всем формальным обязательствам.
— Да, это у нас главное,— гордо заявила Галя, не подозревая подвоха.
— Но ведь это же обязан делать и так каждый добросовестный рабочий, а обязательство должно выходить за рамки обязанностей.
— Я не знаю. Нам этого не говорили.
— Кстати, с кем ты соревнуешься?
— Не знаю. А зачем мне это?
— Неправду говоришь, Галя, — заявила подошедшая женщина — профгрупорг.— Ты соревнуешься с Аней Никитиной.— И, улыбаясь тревожно, повернулась ко мне.— Это она просто забыла, вы уж ее простите.
Но и Аня Никитина не знала, кто ее соперник по соревнованию. И другие ребята, с кем я говорил.
Снова пришлось профгрупоргу «выручать» их, разъяснять, кто с кем соревнуется. Смотрю обязательство Кости Собинова. Там значится: «Экономить электроэнергию, смазку, инструмент».
— А как это конкретно выразить? — спросил я паренька.— Ведь можно сэкономить и двадцать киловатт и сто — все будет экономия. Расчет вел, анализировал?
— Ну, какой там расчет, товарищ,— вмешивается профгрупорг.— Он же еще совсем молодой. Всего год работает.
Я долго разъяснял профгрупоргу, что соревнование для того и служит, чтобы как раз учить молодых анализировать свою работу, вести учет, биться за экономию. Привел ей примеры с участка инструментального цехе, где тоже работают совсем юные, но соревнуются по всем правилам экономики,— там их обучают этому, подсказывают. Дальше я спросил профгрупорга, почему у Кости стоит пункт об экономии смазки и металла, хотя он, сборщик, никакого отношения к смазке не имеет, металл экономить ему тоже не из чего, так как работает Костя только с готовыми металлоконструкциями.
— Ну, это так, случайно попал пункт. Другие писали, которые имеют дело с металлом и смазкой, ну, а он переписал все. Но вы зря на него напали, он хороший же парнишка.
И я опять вспомнил Юру Шаганова. Толковый из него выйдет рабочий. Вовремя он, ровесник Кости Собинова, разозлился на рутину и застой в организации соревнования у себя на участке.
К счастью, таких участков, как те, на которых работают Юра и Костя, на автозаводе имени Ленинского комсомола оказалось только два. В других цехах, где мне пришлось побывать, я видел хорошо налаженное соревнование.
Конечно, все это не пришло само собой. Было время, когда во многих цехах отдавали предпочтение «бумажному» соревнованию, но после известного постановления ЦК КПСС «Об улучшении организации и дальнейшем развитии соревнования» от 5 сентября 1971 года коммунисты и комсомольцы завода решили перестроиться.
— В соревновании, особенно среди молодежи, очень важно подобрать пару или, как говорят, нужного соперника,— сказал мне парторг одного из участков цеха инструментально-штампового производства Виктор Гаврилович Кучеба.— Важно, чтоб соперник был задорный, болеющий за дело. Он тогда не даст покоя тому, кто с ним соревнуется. Ну и, конечно, важно, очень важно подобрать молодому парню нужного наставника. Не лишь бы кого, а именно беспокойного человека. Передовика, новатора. Такой никогда не позволит, чтобы его подшефный плелся где-то в хвосте. Вы, кстати, заметьте такой факт: у всех нынешних наших передовиков и победителей соревнования, как правило, были и наставники-победители. Это они им привили дух соревнования, дух лидерства, нежелание быть в отстающих. Имен воспитателей и воспитанников, ставших гордостью завода, я много могу привести. В общем, нужны не только призывы — нужна сумма условий, чтобы соревнование пошло...
Да, я полностью согласен здесь с парторгом участка. Помню и сам, как мне помог в организации соревнования правильный подбор соперников. Это было, когда я работал мастером участка.
Найти подростку достойного соперника — это уже половина победы. Случилось так, что мне трудно было заставить по-настоящему состязаться молодого слесаря Виктора Агашина. Парень жил по принципу «моя хата с краю». Сразу же заявил мне, что не «нуждается ни в каких призах», что «соревнование — это комедия», и т. п. И вот по совету профгрупорга мы предложили Коле Самарцеву, отличному слесарю, заядлому спорщику и острому на язык парню, вызвать Виктора на соревнование. В данном случае я шел обычным путем, как делал раньше и как советовали делать опытные мастера: инертному, равнодушному человеку нашел в соперники более задиристого, энергичного. Но этот случай мне еще раз показал, что не все, даже самые умные советы годятся в таком тонком деле, как организация соревнования среди молодежи.
Опыт не удался: Агашин отстал в первый месяц, во второй. И, как я понял, ни насмешки товарищей, ни торжественные награждения его соперника на собраниях на него не действовали. Он твердил одно: «Меня это не щекочет, как работал; так и буду работать». И тогда я решил попробовать подобрать другой «ключик», за что, помню, меня вначале даже поругали: я предложил в соперники Агашину токаря моего участка Нину Сургацкую. Они были ровесники. И креме того, Виктор искал «ключик» к сердцу Нины.
В комитете комсомола мы поговорили с Ниной, и она согласилась вызвать на соревнование Виктора. Правда, у них были разные профессии, но выход из этого я нашел быстро: в планово-диспетчерском отделе попросил каждому вывести выработку в нормочасах, остальное сделать было не трудно.
Парня словно подменили! Во-первых, само такое соревнование понравилось Виктору уже потому, что у него теперь была причина подойти и поговорить после рабочего дня с Ниной. Раньше он при ней «тушевался», аж стеснялся говорить. А во-вторых, в нем заговорило мужское самолюбие: как это так — уступить девчонке!
Виктор победил в соревновании и, как сказал мне позже, «вырос в своих глазах и в глазах Нины». Конечно, как и полагается порядочному мужчине, он помог и Нине.
В дальнейшем эта «пара» была самой результативной. Состязание шло между ними все три года очень успешно. В 1966 году соперники... пошли в загс.
Пусть нынешний бригадир «Ростсельмаша» Виктор Петрович Агашин и профгрупорг механосборочного участка Нина Агашина не обижаются, что я взял их в пример.
...Согласен я с Виктором Гавриловичем Кучебой и в том, что к молодым рабочим необходимо прикреплять только передовиков и новаторов. Бытующая у нас кое-где привычка давать новичку наставника по принципу: «норму перевыполняет, не пьет, нарушений нет — годится» — мешает нам в соревновании, потому что такой рабочий (мы его называем «середняк») мало дает молодежи. Хуже того, такие, бывает, еще и учат молодых: «Не высовывайся, не рвись вперед, а то расценки срежут». А это уже явный минус. Такой рабочий не будет стремиться победить, вечно будет держаться традиционной «золотой серединки», и его потом будет очень трудно «разжечь».
Согласен я и с тем, что мне сказал Кучеба на прощание,— нужно нам больше писать о наставниках.
В самом деле, мы все знаем тренера гимнастки Людмилы Турищевой — Михаила Воронина. А вот кто был наставником у прославленной труженицы Галины Арефьевой, у Анатолия Злобина? Ведь все их победы пришли в результате хорошо налаженного соревнования, а к этому их приучили в прошлом наставник!!
Уходил я в тот раз из «инструменталки» с хорошим настроением, Видел я обязательства ребят. Видел, как подводили итоги, как экономически грамотно «придирались» друг к другу Саша Новиков и Сережа Чижов. Видел, как их «производственный арбитр», комсорг участка фрезеровщик Володя Панюпшин, доказывал Чнжову, что он «проиграл» в этом месяце из-за своей халатности, полужив по культуре производства четверку, а у Новикова была пятерка.
— Да, но зато я теорию лучше его знаю! — горячился Сергей.
Недавно я узнал, что Сергей все-таки победил Сашу. Но все равно они оба в выигрыше: у того и у другого выросли знания, мастерство, культура производства и, конечно же, заработки. Так что в накладе не остался никто.
«Вот бы куда Юрку направить из моторного! — подумал я. — Размахнулся бы парень. Тут бы он и поддержку нашел. Надо встретиться с ним еще раз». В тот день я решил навестить прославленную на АЗЛК комсомольско-молодежную бригаду Николая Горбачева. О «горбачевцах» а их соперниках — о бригаде Петра Шишкина — сейчас пишут в газетах.
Было время, бригада ходила в отстающих, имя бригадира часто склонялось в приказах по цеху сборки-2 за задержку панелей. Их нехватка сдерживала завод в целом. И вот в прошлом году встретились два бригадира и решили соревноваться по-настоящему: заключили договор, взяли напряженнейшие обязательства. И началась борьба. Сначала шли вроде на равных, потом вперед вырвался Николай Горбачев со своими хлопцами. Октябрь и ноябрь прошлого года Горбачев не уступал Петру, по потом «шишкинцы» все-таки «одолели» соперников и два месяца подряд шли впереди. Результаты сказались быстро: благодаря хорошо налаженному соревнованию цех вышел вперед, тем самым позволив заводу значительно перевыполнить план. Не случайно бригадиров потом пригласил к себе генеральный директор завода В. П. Коломников и вместе с руководителями парткома и завкома ВЛКСМ спрашивал совета, как дальше распространить их опыт.
Когда я пришел на участок заливки, где трудится бригада Горбачева, я увидел свежие плакаты, доски с подведением итогов. Яркая «молния» извещала о том, что победа за прошлый день — за бригадой Петра Шишкина. Как раз у «горбачевцев» шло собрание. Сам бригадир совсем не похож на передовика с плаката: носит бороду, сутулится и вообще вполне земной, обычный.
— Хлопцы, нас обошли,— говорил бригадир.— Какие есть предложения? Сегодня мы должны сделать не меньше 320 панелей.
Решили ускорить подготовку машины к заливке, быстрее делать обрезку, ответственную операцию.
В обеденный перерыв я разговорился с Николаем. Бригадир рассказал, как важно подводить ежедневный итог и узнать, кто на сколько отстал, чтоб собраться потом с силами и наверстать упущенное, как важно, чтоб каждый мог экономически грамотно обосновать свое обязательство и проверить обязательство соперника.
Рассказал о случае, когда в соревновании двух бригад в цехе произошел казус. Одна бригада взяла довольно-таки аккуратненькое, легковесное обязательство с расчетом, чтобы перевыполнить его на больший процент; а другая взвалила на себя напряженное, трудное, пустив в дело все резервы. И, конечно, у нее процент перевыполнения получился меньше, чем у «хитрецов». А все это результат неумения экономически грамотно анализировать обязательства. Поэтому первое условие в соревновании между участками — научиться расчетливо, по-хозяйски мыслить.
Я рассказал Николаю Горбачеву о Юре Шаганове.
— Правильно поступил пацан! И если он отважился вынести сор из избы, так только для того, чтобы чище в самой «избе» было. Побольше б нам таких.
Соревноваться — это значит творить, ломать старое, отжившее, добиваться наибольшего в производительности, в экономии. Передайте Юре, я полностью на его стороне.
Я еще много ходил по цехам, говорил с молодыми рабочими — победителями в соревновании. Сейчас на всем автозаводе состязательный настрой: в этом году здесь будут отмечать две знаменательные даты -50-летие автомобильной промышленности СССР и выпуск двухмиллионного «Москвича». Лучшим бригадам — победителям в социалистическом соревновании — в августе будет предоставлено почетное право собрать юбилейный автомобиль.
А с Юрой мы встретились недели через три.
— Ну, как на участке дела?
Сейчас — во! — гордо выставил Шаганов большой палец и оживился,— К нам сам Городецкий, комсомольский секретарь завода, приходил. Собрание на участке было, в партком людей вызвали, целую неделю тут все рылись в обязательствах, пересматривали. Пацаны из «инструменталки» приходили, рассказывали, как соревнуются. У меня сейчас обязательство — сила! На пять процентов решил я повысить производительность труда. А в наставники мне дали лучшего рабочего в цехе — быстрее всех собирает мотор. Я с одной гайкой вожусь, а он уже три в это время успевает поставить. Но я уже научился у него кое-чему. Вызвал я на соревнование
Витьку Кулешова. Товарищ мой. Ну, пока. Я еще не обедал, а мне надо сегодня поднажать, а то Витек времени не упустит.— Юрка махнул рукой на прощание...
Возвращаясь в тот день с автозавода, я думал о поступке Юры. Да, вопреки воле цехового начальства он «вынес сор из избы». Но ведь это только на пользу пошло, И как хотелось бы, чтобы все остальные наши ребята и девчата, увидевшие у себя на участках формализм и бездушие в организации соревнования, не мирились с этим. И чтоб не просто критиковали кого-то, а и сами делом помогали соревнованию стать таким, каким оно должно быть. Как это сделали Андрей Болкунов с завода «Серп и молот» и Юра Шаганов с автозавода имени Ленинского комсомола.

Мне рассказывали, что еще недавно его серые, прищуренные глаза смотрели на всех с холодком, «сверху вниз», будто одному ему было известно, как нужно жить. В лице чувствовалась уверенность, руки, когда он начинал говорить, словно сабли, рубили воздух, а фразы, длинные и утвердительные, заканчивались восклицательными знаками. И был он энергичным, собранным, как пружина, в любую минуту готовая распрямиться.
А сейчас он похож на выпавшего из гнезда грачонка: какой-то сжавшийся, нахохлившийся. Лицо, худое, с резкими чертами, неспокойно: боль сменяется гневом, гнев — отчаянием, а в речи все чаще появляется раньше совсем несвойственная ему вопросительная интонация. И он снова и снова в разговоре со мной повторяет: почему так вышло? Чего он не понял? Может, часто бывал слишком жестким к другим и нетребовательным к себе? Может, зря брался за все сразу? Хотел объять необъятное? Но чаще других звучат эти непонятные для меня слова: «Ведь нужен я им был, нужен, а они...»
История, так повлиявшая на Андрея Тымченко, с первого взгляда была довольно банальной. Пришел работать на завод, увидел, что в производстве много недостатков, а устраняются они плохо. Ему показалось, что в комсомольской организации скука, никаких вроде серьезных дел нет, ребята словно спят.
Начал Андрей «наседать» на комитет: действуйте поэнергичнее! Сам стал всякие мероприятия организовывать. Но, как говорят, не нашел общего языка с ребятами: поссорился с одним, с другим, с третьим. В результате и дело с места не сдвинулось и с людьми Андрей в пух и прах разругался. В конце концов пришлось уйти с завода. Все это случилось за каких-нибудь пять-шесть месяцев...

Журнал "Юность" № 5 май 1974 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области
Категория: Журнал "Юность" | Добавил: Zagunda (05.02.2012)
Просмотров: 771 | Рейтинг: 0.0/0