Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Единожды солгавши

Картина двенадцатая

Приемная Терентъева. В стенах две двери: одна с надписью «М. И. Терентьев», вторая — «Помощник секретаря». В третьей стене — окно, занавешенное шторой. В приемную ведет лестница. Виден только верх ее, два-три марша. Далее она круто спадает вправо, вниз. Оттуда по этой лестнице и входят на сцену.
В приемной за столом сидит Маша. Входит Казанков, заглядывает за портьеру. Увидав Машу, оборачивается на лестницу, кого-то манит пальцем. Появляется его Шофер.
Казанков (приглушенно). Ступай вниз, сядь под лестницей, жди меня... Ни звука!.. И чтобы никто тебя не видел. Шофер. Ясно, Сергей Митрофанович. Шофер уходит.
Казанков входит в приемную танцующей походкой. Казанков. Привет полуношникам, привет! Маша. Здравствуйте, Сергей Митрофанович! Какими судьбами? В такое позднее время вы здесь?
Казанков. Ах, Машенька, я там, где и вы... Нитка за иголкой тянется.
Маша. Ха-ха-ха! А мы без ниток обходимся — у нас скоросшиватели.
Казанков. Ну так пришпильте и меня куда-нибудь в папку, чтобы под рукой у вас был.
Маша. Ха-ха-ха! А за какое место вас? За ухо, за нос? Или еще за что?
Казанков. А это уж сами выбирайте, что в руку попадет. Я на все согласен!..
Маша. Ха-ха-ха! А уколов не боитесь?
Казанков. От вас все стерплю
Маша. Я пришпилю, не скоро сорветесь
Казанков. Затем и приехал.
Маша. В самом деле — уже двенадцатый час... Что за нужда?
Казанков. Соскучился... Думаю, полночь подходит, а Маша — одна и грустна... Скоро домой идти — страшно ей. Дай, думаю, хоть подвезу ее.
Маша. Вы здесь на машине?
Казанков. Ага. В Сельхозтехнике задержался. Потом в ресторане ужинал. Потом... Машенька, вы тоже, поди, проголодались. Вот вам. (Вынимает плитку шоколада.)
Маша (принимая). Спасибо!
Казанков. За спасибо и парикмахер не побреет.
Маша. А чего же вам еще? Казанков. А поцеловать!
Маша. Ой, Сергей Митрофанович, какое удовольствие? Я уже старая. Вон смотрите. У меня уже волосы седые Казанков (наклоняется над ней). И в самом деле!
Маша. А никто не верит... Говорят, что подкрашиваю.
Казанков (целует ее). А я поверил...
Маша (оправляя прическу). Ну, что вы делаете, Сергей Митрофанович!
Казанков. Уже сделал... то, что хотел.
Маша. Ну да... Легко обижать беззащитную девушку.
Казанков. Когда уехал твой охранитель?
Маша. Михаил Иванович-то? Сегодня уже пятый день.
Казанков (склоняясь к ней, заигрывая). Говорят, что он там опять того... запил?
Маша (уклончиво). Я не знаю.
Казанков. Какие у тебя синие глаза! Озера! Прямо утонуть можно...
Маша. Вас уж утопишь...
Казанков. А что? Не смогу полюбить?
Маша. Который раз? Поди, уж давно и со счета сбились?
Казанков. В любви, Машенька, как в продвижении по службе,— чем дальше, тем все интереснее.
Маша. Ха-ха-ха! А вы забавный.
Казанков. Погоди, то ли еще будет... Лишь бы Михаил Иванович не помешал. Говорят, вы сегодня ждали его обратно? Что за причина?
Маша. Ждать не ждали... Но Земляков долго сидел, а потом поехал на дачу. Сказал, что туда, наверное, нагрянет.
Казанков. Значит, Земляков ждал? Маша. Да вроде бы...
Казанков (напевая). «Ах эти синие глаза!.. Меня пленили...» Маш! Поедем на реку...
Маша. Боюсь... Еще утонешь.
Казанков. Глупая, я тебя на руках вынесу...
Раздаются шаги на лестнице. Казанков (настораживаясь). Кто-то идет сюда!
Маша. Василий Спиридонович, наверное. Казанков. Зачем?
Маша. Ха-ха-ха! За тем же самым, что и вы. Проводить меня хочет.
Казанков. У, черт! Мне бы не хотелось с ним встречаться здесь. (Оглядывается по сторонам.) Слушай, я пройду в комнату помощника! (Скрывается за дверью.) Входит Земляков.
Земляков. Маша, ты с кем-то разговаривала?
Маша. Да, по телефону звонила. Ну как, не приехал Михаил Иванович?
Земляков. Ложная тревога.
Маша. Я так и знала. Между прочим, некоторые с периферии интересуются внезапным возвращением Михаила Ивановича.
Земляков. Кто? Откуда им известно?
Маша Земля слухами полнится. Ну и подслушивают.
Земляков. Ну, кто это, кто?
Маша. Да ваш друг-приятель, Казанков, звонил.
Земляков. Казанков? (После паузы.) Этот может дознаться. Везде шпионит.
Маша. Что вы говорите? Вы же друзья! Он такой почтительный, преданный, умный.
Земляков. Я тоже так думал... до поры до времени...
Маша. А что в нем изменилось?
Земляков. Да в нем-то ничего не изменилось. Зато обстановка изменилась. Как он с Пряхиной разделался! Что бы там ни было, но она наша, преданная нам. В трудную пору своих защищать надо, а он все на нее свалил. Я, мол, тут ни при чем. Обманули, ввели в заблуждение! И выбросил ее...
Маша (с удивлением). Вон что?..
Земляков. По совести говоря, я думаю, что это он и на Терентьева донес.
Маша. Так вот оно что! Теперь мне все понятно. Значит, он хотел поглядеть, в каком виде появится Михаил Иванович, потому и ждал.
Земляков. Где ждал?
Маша. Да на телефоне. Ну и пусть пождет.
Маша подходит к двери помощника секретаря и запирает ее. Ключ кладет в карман. Земляков. Домой идешь?
Маша. Знаете что, Василий Спиридонович! Мне пришла превосходная идея. Вы меня приглашаете погулять где-нибудь, попировать? Так?
Земляков. Хоть сейчас, Машенька! Выбирайте любое место. Доставлю! Хоть на луну.
Маша. А я вот что надумала... У Михаила Ивановича осталось кое-что в термосе... Есть лимончик. Да еще плитка шоколада. Мне один прохвост принес сегодня. Давайте устроим пир? Здесь! Вот будет весело...
Земляков. Машенька, хотите, я зареву от счастья?
Маша. Давайте!
Земляков. Мм-у-у!
Маша. Очень хорошо. (Бьет в ладоши.) А теперь бараном!
Земляков. Б-я-а-а!
Маша. Чудненько. (Опять хлопает в ладоши.)
Земляков. Ручки, ручки! Мм... (Целует ей руки.)
Маша. А теперь пошли за термосом, за стаканами. Поставим все на этот стол, поближе к двери помощника... и будем мычать, лаять, мяукать... Пошли! А то мне одной не найти. Вы лучше знаете, где что лежит.
Земляков. Для вас все сейфы переворошу, паркет разберу, а достану...
Они уходят в кабинет Терентьева.
Через минуту в окно влезает Казанков. Он весь перепачкан в известке.
Казанков (отряхиваясь). Спасибо, хоть труба на стене оказалась. (Подходит к двери Терентьева, прислушивается.) Целуются, наверное, негодяи. На лестнице послышались шаги. Кого еще несет нелегкая? (Прячется за стол.) Появляется Терентьев, сильно выпивши, растрепанный. Его поддерживает шофер Федя. Терентьев (у лестницы). Домой я не поеду, Федя... Только в обком. Здесь мой дом, мой престол, моя могила... Все мое — здесь. А ты ступай!
Федя уходит по лестнице. Терентьев рывком оттолкнулся от лестницы, зашел за портьеру и здесь, в приемной, упал. Подняться он уже не мог. Но перед ним был его кабинет, его дверь, и он пополз на четвереньках. Так на четвереньках он прополз всю приемную и открыл дверь своего кабинета лбом. Казанков тем временем перебежал за портьеру, к лестнице.
Голос Маши (из кабинета). Кто там? Ой! Михаил Иванович!
Маша выбегает из кабинета, за ней Земляков, наклоняются над Терентьевым, суетятся. Маша. Что с вами, Михаил Иванович, вы больны?
Земляков. Воды ему надо, Маша, воды!
Маша. Нет, сперва в кабинет занесем. (Она тормошит
Терентьева.) Ну, миленький, ну, родненький! Вставайте же. Ну, хоть на колени. Вот так.
Они вводят Терентьева в кабинет.
Казанков (на лестнице, приглушенным голосом). Миша!
Появляется его Шофер.
Казанков (вкладывает в конверт наспех исписанный лист бумаги, заклеивает и подает Шоферу). Выжми из «Волги» все, и к девяти часам утра этот пакет чтобы был в ЦК. Понял?
Шофер. Понял. Исчезают оба.
Входят Маша и Земляков.
Земляков. Схожу в гараж. Шофер, наверное, еще не ушел.
Маша. Надо Ольге Акимовне позвонить.
Земляков. Куда звонить? Она же в санатории Он сбежал оттуда.
Маша. Хорошо, я сама с ним поеду.
Земляков. Никуда ты не поедешь. Гаси свет, а то кабы кто не нагрянул.
Маша. Да, совсем позабыла. (Достает ключ и идет к двери помощника.) Земляков. Что такое?
Маша. У меня тут субъект один. Выпустить надо Маша открывает дверь. Ну, выходи на свет божий! Выходи! Пауза.
Земляков. Кто у тебя там? В чем дело? Маша входит в кабинет помощника, выходит через минуту в растерянности. Земляков. Да что у тебя за секрет? Маша. Ничего особенного... Приблудного кота заперла, а он в окно выпрыгнул.
Земляков. Сейчас только за котами и следить.
Земляков уходит. Маша выключает свет, уходит в кабинет Терентьева, притворяет дверь. На сцене полная темнота. Длительная пауза.
Скупой рассвет пробивается в окна сквозь шторы. Постепенно свет увеличивается, и мы видим Машу за столом; она положила голову на руки, спит. Звонит телефон. Маша (просыпается, снимает трубку). Я слушаю! Алле! Алле! Я слушаю! (Кладет трубку.) Что за странные звонки? Трубку снимаешь, никто не отвечает...
Входит Земляков. Вид у него усталый, озабоченный.
Земляков. Доброе утро, Маша! Какие новости?
Маша. Моторная звонила. Обещала утром быть здесь.
Земляков. Хорошо! Я вызывал ее. А еще никто не звонил?
Маша. Да какие-то странные звонки были. Трубку сниму — «Алле! Алле!» — молчание. Минут двадцать—тридцать пройдет — опять звонок и никакого ответа.
Земляков. Это он звонит.
Маша. Михаил Иванович?
Земляков. Да... Отвез его благополучно. Но он всю ночь не спал, все за столом сидит и набирает свой номер... И в трубку дышит.
Маша. Точно. Он! Дыхание я слыхала... Что это с ним творится?
Земляков (поднимает палец). По большому секрету... Только никому... Его отказались' принять там, наверху... Сказали — новую комиссию пришлют. Большую! А это значит — и нового секретаря.
Маша. Что же теперь с нами будет! Раздается телефонный звонок.
Маша (снимая трубку). Я слушаю! Алле! Кто это? (Подает трубку Землякову ) Опять!
Земляков (слушая трубку). Дышит... Он. (Кладет трубку.)
Входит Моторная.
Моторная. Здравствуйте! Что случилось, Василий Спиридонович? С чего это вы меня в такую рань подняли?
Земляков. Речь идет о большом и близком для нас человеке. Положение настолько серьезное, Клавдия Ивановна, что ему даже отказали в приеме. Там! Кто-то оговорил Терентьева, а это значит, и нас. Доложил все в искаженном виде. Мы должны спасти его.
Моторная (патетически). Мы спасем его! Спасем сообща!
Земляков. Вот именно — сообща! Я сейчас вызову Казанкова, и мы втроем набросаем план. Потом соберем всех секретарей... (Снимает трубку.) Дайте Уханово! Алло! Уханово? Квартиру Казанкова! Сергей Митрофанович, доброе утро! Земляков говорит. А? Дело важное... Садись в машину и будь через час в обкоме. Что? Речь идет о спасении очень близкого нам человека. Что-что? Температура? Когда заболел? Ночью? А, черт! Ну, приезжай! Здесь подлечишься. Не можешь? Понятно. (Положив трубку.) Говорит, температура за ночь подскочила, отказался. Маша. Подлец!
Моторная. Простите, кого вы имеете в виду?
Маша. Одного знакомого... Я это про себя.
Моторная. А-а! А я уж думала, кого из сотрудников.
Земляков. Все ясно. Ну, ладно! Мы сами соберем секретарей. Маша, и ты подключайся. Вызывать на завтрашнее утро к пяти часам со своей машиной в обком. Отсюда поедем все по направлению к Москве. Там, возле переправы, в лесочке остановимся и договоримся. Моторная. А почему не здесь?
Земляков. И стены имеют уши.

Журнал Юность № 4 апрель 1988 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области
Категория: Единожды солгавши | Добавил: Zagunda (11.04.2012)
Просмотров: 654 | Рейтинг: 0.0/0