Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Машенька из Мышеловки

7. В боях за Тим

Есть на востоке от Курска городок Тим. Здесь после бесчисленных боев, преодолев огромный путь, наша бригада заняла оборону. Как видно, противник был уверен, что взять этот городок ему будет нетрудно. Он знал, что наша бригада двадцать пять суток вела ожесточенные сражения. Ряды бригады за это время снова поредели; немалая часть пушек и танков была подбита. Мы ждали свежих сил и пополнения оружием, но и люди, и новые танки, и пушки находились еще в пути. Значит, остановить противника мы должны были прежними силами.
Фашисты верили в удачу своего наступления на Тим еще и потому, что в эти дни к ним подошли свежие подкрепления: много пехоты и танков.
Едва мы расположились в городе и окрестных селах, как противник бросил против нас группу танков. На окраине Тима завязался жаркий бой, в котором наши артиллеристы сожгли пять вражеских машин. Их уничтожила батарея старшего лейтенанта Комоля. Фашисты остановились. Уцелевшие танки быстро отошли на исходный рубеж.
Наши воины ликовали: ведь эту мощную атаку отбила одна батарея! Новенькие машины врага, только сегодня доставленные из далекой Германии, уже превратились в груды горелого железа.
При отражении атаки мы захватили в плен двух вражеских танкистов. Они рассказали, что фашистское радио уже успело сообщить о взятии Тима и даже о трофеях, которые гитлеровцам как будто удалось здесь захватить. Впрочем, фашистам везде и всегда чудилась богатая добыча. На окраинах Тима они получили подзатыльник, однако хвастались «трофеями», не стыдясь брехни.
Мы знали, что враг соберет силы и повторит атаки. Ведь сообщение, переданное по радио, обязывало генералов противника во что бы то ни стало взять этот город.
Обозленные потерей танков, они бросили на Тим соединения бомбардировочной авиации. В действие вступила и артиллерия противника. Сотни снарядов и бомб обрушились на маленький деревянный городок. Тим запылал... Еще более мощная группа танков врага ворвалась на его улицы. Теперь бои шли за каждый квартал, площадь, улицу, за каждый дом.
Название безвестного городка в эти дни прогремело на весь мир. Битва на развалинах Тима с каждым часом становилась все ожесточенней.
В самый разгар боев за Тим я решил побывать в батальоне, которым командовал капитан Наумов. Этому героическому батальону в тот день довелось отбить шесть танковых атак врага, но и теперь, имея крупные потери, он сдерживал натиск целого полка фашистов.
Где находился наблюдательный пункт капитана Наумова, я не знал, так как в условиях боя в городе он все время перемещался. На окраине, в переулке, я встретил молодого крепыша-сержанта. Легко раненный в руку, сержант побывал у санитаров, сделал перевязку и теперь возвращался в свою роту. Он сказал, что может провести меня к Наумову.
Сержант оказался бывалым воином, он выбирал дорогу расчетливо и умно. Сначала мы пробирались глубокой канавой, потом перешли в лощину, поднялись на гору и молодыми посадками садов вышли к длинному старому сараю.
Где-то совсем близко отсюда строчил пулемет, время от времени рвались гранаты и сыпались автоматные очереди.
Дверь сарая была распахнута, и когда я шагнул через порог, навстречу мне поспешно поднялся комиссар батальона Крылов. Кроме него, здесь были два телефониста и в уголке на охапке соломы, свернувшись калачиком, дремал солдат.
Я спросил, где командир батальона. Усталый, с черным от копоти и гари лицом комиссар указал на ближайшие дома.
— Капитан Наумов находится в первой роте. Там тяжело ранен командир. Сейчас командует ротой сержант Егоров. Вот уже в течение часа бой идет за эти четыре дома...
Солдат, сладко дремавший на соломе, поспешно поднялся, поправил ушанку, одернул шинель. Был он невысокий, но стройный, черноглазый, с медицинской сумкой через плечо. Я сразу узнал Машеньку из Мышеловки.
— Как же вы здесь очутились, разведчица? Право, и не узнать.
Она стояла передо мной по стойке «смирно».
— Да, товарищ полковник, я давно уже работаю в артиллерийском дивизионе товарища Кужеля. Все наши пушки сейчас стоят в двух кварталах отсюда на прямой наводке.
— Вы даже разговариваете, как артиллерист... Машенька смущенно улыбнулась:
— Да ведь я в дивизионе уже не первый день! Еще в боях под Тимом в этом дивизионе вышли из строя все медицинские сестры. Товарищ Волков предложил мне работать здесь. Я согласилась и нисколечко не жалею.
— Это хорошо, Машенька, что вам везло,— сказал я.— Но сейчас, в ожесточенном уличном бою, вам не место. Немедленно направляйтесь в медсанбат. Для вас и там найдется немало дела...
Казалось, она не поверила этому распоряжению и смотрела на меня удивленно:
— Вы направляете меня в тыл? Но ведь сейчас идет уличный бой, и раненым нужна помощь.
Крылов наклонился ко мне и сказал негромко:
— Это, знаете, какой-то бесенок. Она все время была с бойцами в передовой цепи. Я чуть ли не силой вытащил ее с поля боя.
Машенька сделала шаг вперед, заговорила взволнованно:
— Я помню, товарищ полковник, в те дни, когда мы сражались у Мышеловки, вы считали меня ребенком. Но ведь я многое пережила и многому научилась за месяцы войны. Главное, я научилась умело оказывать в бою помощь раненым. Сегодня под пулеметным огнем противника я вынесла пятерых тяжелораненых бойцов. Что, если бы не было меня здесь? Они бы наверняка погибли. Прошу вас, не считайте меня малюткой. Учтите, на моем счету уже есть с десяток фашистов... Нет, я не пойду в тыл. Вот отдохну немножко, и опять на батарею.
Мне было жаль потерять эту отважную девушку, и я спросил Крылова:
— Как вы поступаете, комиссар, если боец не выполняет приказ командира?
Он понял и, сдержав улыбку, ответил строго:
— В крайнем случае, мы применяем силу.
— Что же делать? Примените силу и к Машеньке и отправьте ее в медсанбат.
Телефонисты засмеялись, а Машенька вздрогнула и, чувствуя себя виноватой, опустила голову:
— Слушаюсь...
Однако уйти в ту же минуту ей не удалось. На . огороде, напротив сарая, поднялась цепочка бойцов и двинулась в обход небольшого домика. Загремели разрывы гранат, резко застучали автоматные очереди.
Я вышел из сарая и привстал на какое-то бревно. Грянула пушка в переулке, взметнулась пыль, и громкий радостный голос прокричал:
— Ай, молодцы! Прямое попадание...
Машенька не ошиблась: снаряд угодил прямо в пулемет противника, разметав его в куски; на углу дома застыли четыре трупа.
— Смотрите, а вот и господа завоеватели! — весело воскликнула Машенька, указывая в сторону переулка.— Сколько их? Ого, пятнадцать...
Вдоль забора два наших автоматчика гнали группу пленных фашистов. Поминутно «кланяясь» пулям и воровато озираясь по сторонам, гитлеровцы торопливо шли в наш тыл.
— Пожалуй,— сказал я Крылову,— сегодня мы вышибем из города этих громил. Наши дела идут успешно, и потери противника очень велики.
Он не успел ответить,— воздух стал наполняться тяжелым, нарастающим гулом, и мне показалось, что маленькое деревцо, стоявшее рядом, затрепетало зыбкой дрожью до каждого кончика ветвей.
Это на город заходили вражеские бомбардировщики. Сколько их появилось над нами, я не мог сосчитать. Они шли девятками, группа за группой, и не было видно конца этому воздушному войску, меченному черными крестами.
Мы отсчитывали секунды. Сейчас от тяжелых туш самолетов оторвутся бомбы. Сейчас...
Но ведущий самолет противника уже миновал наши боевые порядки. Он словно замер над площадью, где оборонялись фашисты, замер и вдруг ринулся в пике...
Весь груз его бомб обрушился на гитлеровцев. Какая ошибка! Да, какая счастливая для нас ошибка! Другие самолеты, вслед за командирским, тоже ринулись вниз, громя свои войска, и черная туча заволокла их оборону.
Машенька прыгала от восторга:
— Замечательно!.. И до чего же это приятно, товарищ полковник. Это же самый радостный сюрприз!
— Ты права, дочка, случай замечательный. Интересно было бы узнать, сколько их полегло от этого налета? А как сейчас чертыхаются те, что уцелели! Теперь, я думаю, главному их пилоту несдобровать...
— Вот, уже и отбомбились,— негромко заметил Крылов.— А сейчас нужно ждать танковую атаку. Они всегда так действуют: после налета авиации в дело вступают танки.
Словно подтверждая слова комиссара, со стороны переулка кто-то крикнул:
— Танки!
Я обернулся к Крылову:
— Сколько у товарища Кужеля здесь, в переулках, орудий?
Он заметно смутился:
— Право, не могу знать.
Откуда-то снова появилась Машенька; она стала рядом с комиссаром:
— Я знаю, товарищ полковник... У товарища Кужеля восемь орудий и при каждом орудии по тридцати снарядов.
— Молодец, дочка... Ты совсем военный человек! Машенька подбежала к забору, выглянула в переулок:
— Танки! Смотрите, они направляются прямо на батарею Волкова. Вон, видите, меж двумя сараями стоят четыре орудия? А танков шесть штук... Ох, и задаст же им Волков перцу!
Я видел, как неподалеку, на перекрестке, шесть вражеских танков медленно выкатились из-за угла дома и одновременно развернулись к востоку. Фашистские танкисты действовали неторопливо и уверенно. Как видно, они сознавали свое превосходство в силе. Я подумал, что, возможно, за этой шестеркой шло еще большее количество машин. На это было похоже: танки словно бы ожидали подкрепления.
Однако медлительность объяснялась другой причиной. Я это понял, как только расслышал гул самолетов. Оказывается, танкисты ожидали, пока их авиация нанесет по нашим частям бомбовой удар.
Теперь фашистские летчики уже разобрались в расположении войск. Они стали бомбить наши позиции в центре городе. Туча густого черного дыма, пронизанного огнем, заклубилась над крышами зданий, над грудами развалин, где только недавно угасли пожары.
Машенька еще стояла у забора, и я крикнул ей, чтобы она вернулась в сарай. На бегу она глянула вверх, всплеснула руками:
— Ложитесь... Прямо сюда бомба летит...
Я бросился на землю. Земля всколыхнулась, и стены сарая зашатались, рухнула крыша, и где-то вверху с треском переломилась балка.
Задыхаясь, я выбрался из вороха соломы, глины, камней и щепок, схватил за плечи Машеньку, помог ей подняться на ноги. Вокруг уже бушевал огонь.
— Фугаска. Пятьдесят килограммов,— деловито сказала Машенька. — У нее очень сильная волна.
Я заметил: на ней тлела шинель.
— Ступай-ка ты, «фугаска», в медсанбат. Как только немного затихнет, отправляйся.
Отплевываясь от пыли, весь черный и продымленный, Крылов спросил:
— Куда же теперь перенести наш наблюдательный пункт?
— Я знаю,— сказала Машенька.— В ста метрах отсюда я заметила яму. Там безопасно от бомб.
Весь квартал, в котором мы находились, был охвачен пожаром. Дым застлал огород, переулок, соседние дворы. Переходя на новое место, мы потеряли наблюдение за танками врага. Я не заметил, как отбилась куда-то в сторону Машенька...
Неожиданно из-за сарая, в котором мы только что находились, выползли три фашистских танка. Тут было чему поразиться: как же они пробрались сюда совершенно незаметно? Наверное, из-за грохота бомбежки мы не расслышали приближения этих машин...
Мы бросились на землю и поползли вдоль забора. Дым пожара теперь маскировал нас. Но за танками должна была следовать вражеская пехота. Странно, что она не появилась. Где-то близко зарокотал станковый пулемет. Я понял: наш пулеметчик отсек фашистскую пехоту от танков.
Придерживаясь направления, указанного Машей, и миновав два или три двора, мы добрались до ямы, залегли. Дым постепенно рассеивался, и вот перед нами мелькнула знакомая фигурка.
— Смотрите, товарищ полковник... товарищ комиссар! — звонко закричала Машенька. — Ну, что я вам говорила? Там, где стоят орудия нашего дивизиона, ни один вражеский танк не пройдет. Пять танков горят, как свечи! Все они подбиты батареей моего командира товарища Волкова!
— Правильно, детка! — улыбнулся Крылов.— Мы знаем, Машенька слов на ветер не бросают...
Через минуту мне донесли, что подбиты еще три вражеских танка, а их экипажи взяты в плен.
Это были те самые машины, что так неожиданно появились у сарая.
Среди пленных фашистов оказался командир танковой роты некий Ганс Гот. Его привели ко мне. Это был здоровенный, пропахший водкой детина, хмурый, немытый, с двумя «Железными крестами» на кителе. Пугливо озираясь по сторонам, он устало опустился на землю. Но Машенька строго приказала:
— Встать! Фашист взглянул на нее изумленно, протер глаза и снова взглянул, брови его приподнялись, челюсть отвисла. Он тут же вскочил на ноги, вытянул руки по швам.
Картина была потешная, и наши телефонисты прыснули от смеха.
Машенька строго посмотрела на них и приказала:
— Прекратить!..
— Дочка умеет командовать,— негромко заметил Крылов.— Верно, Машенька. Время не для смеха.
Я крикнул переводчика, и когда он, запыхавшись, спрыгнул в яму, приказал фашисту отвечать, когда он прибыл в Тим, какой он части и какая перед ними была поставлена задача. Ганс Гот заговорил совсем о другом.
— Война скоро закончится нашей победой, господин полковник,— сказал он.— Что ж, если сегодня я пленный. Завтра я опять буду начальником. Давайте договоримся: вы спасете мне жизнь, не расстреляете меня, а я похлопочу за вас... В благодарность я спасу вам жизнь...
Машенька стиснула кулаки и двинулась на фашиста:
— Да ведь ом с ума сошел! Что он бормочет, мерзавец?!
Она обернулась ко мне:
— Разрешите, товарищ полковник, я положу ему на лоб
компресс? Может, он придет в себя, и мы услышим что-нибудь поумнее!
— Вот что, Машенька,— сказал я.— Возьмите автомат и отведите этого болвана в штаб.
— Есть отвести в штаб! — откликнулась Машенька.
— Шнель! Пошли!
Ганс Гот попятился, выкатил глаза и, заикаясь, что-то пробормотал переводчику. Вдруг он опустился на колени и воздел к небу руки. Из его горла вырвалось тоскливое, протяжное «O-o-o!».
— Что он ломается? — снова рассердилась Машенька.— Ну-ка, прощелыга, вставай...
— Он просит вас, товарищ полковник,— объяснил переводчик,— дать ему другого конвоира. Он говорит, что если его увидят пленные фашисты, для него это будет несмываемый позор: Ганс Гот, и вдруг под конвоем девчонки!
Машенька окончательно разозлилась: дуло автомата прижалось к животу фашиста.
— Ах, вот оно что! Да как же ты посмел, верзила, меня, советского воина, девчонкой называть? Марш, проходимец... Шнель!
Ганс Гот сгорбился, повернулся и, приподняв вверх руки, поплелся переулком, впереди Машеньки, на восток.
Я кивнул автоматчику:
— Сопровождайте вы этого ухаря. На всякий случай...
Крылов провожал Машеньку смеющимися глазами:
— Какая девочка! Огонек!

Журнал Юность 2 февраль 1963 г.

Обработка статьи - промышленный портал Мурманской области

Категория: Машенька из Мышеловки | Добавил: Zagunda (22.04.2012)
Просмотров: 1366 | Рейтинг: 0.0/0