Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Дикарка

XXIX

Амирхан и Гульжанат собирались отнести заявление в загс. Амирхан с утра готовил праздничный стол, по заказу из ресторана был доставлен обед. Без пяти одиннадцать раздался звонок.
— Да! — громко ответил Амирхан, не сомневаясь о том, что это Гульжанат.
В комнату вошла Лариса.
— Здравствуй, я ненадолго, у меня дело. Я только-только приехала.
— Проходи, садись, пожалуйста, у нас сегодня семейное торжество.
— Торжество? Какое? Что-то не помню. Я договорилась насчет минимума по философии. Ты сдаешь его в следующую пятницу.
— Я? Философию?
— Чему ты удивляешься? Имеется вакантное место научного сотрудника, место закреплено за тобой. Будешь работать—фактически писать диссертацию. Минимум я помогу сдать, будем заниматься. Ты неплохо знаешь английский, нажмем на переводы.
— Ты смеешься, Лариса, ты говоришь со мной так, будто я аспирант. Два раза пытался — и ничего не вышло.
— Ты же знаешь странности нашего шефа. Он сам себе подбирает аспирантов. На этот раз выбор остановился на тебе. Я ему столько говорила о твоих способностях. Не спорь, ты сам себе не знаешь цены. Завтра же уходи из редакции. Уходи и пиши заявление на должность младшего научного сотрудника, Я уже договорилась.
— Неужели это правда?! Я младший научный сотрудник, аспирант! И через два-три года кандидат исторических или лучше — философских наук?! Колоссально!
— Не через два или три года, а через год, ты
сможешь защититься вне очереди. Все в твоих руках.
— Лариса, как мне тебя благодарить, какой подарок сделать?
— Не оскорбляй меня, пожалуйста, разве мне твои подарки нужны? Мне дружба твоя нужна, искренность.
— Спасибо. Спасибо, Лариса. Ну, как тебе ездилось? Как Европа? Как Москва? Как твоя диссертация? Окончила? Молодчина! Почему ты так вдруг пропала?
— Спасибо, все хорошо. Скоро защита. Ты, надеюсь, на ней будешь? Мама хлопочет уже о банкете. Руководитель мой очень доволен.
— Молодчина! Нет, какая ты молодчина! Дай я тебя по головке поглажу—пай-девочка!
— Ты лучше меня поцелуй, я заслужила. Какой я тебе портфель привезла из Москвы в подарок! — И Лариса подставила щеку Амирхану.
И Амирхану ничего не оставалось делать, как поцеловать ее. Он посмотрел на часы и покраснел— время бежало неумолимо быстро. «Надо идти встречать Гульжанат, а то сама придет. Вряд ли им сейчас стоит встречаться... Неизвестно, как они примут друг друга. Гульжанат-то поймет, но Лариса? Еще обидится!»
Амирхан налил в рюмки коньяк.
— За твое внимание ко мне! — поднял он рюмку.
— А я за нас обоих! — чокнулась Лариса.
— Лариса, ты прости меня за эгоизм. У меня тут такие дела...
— Какие дела? — насторожилась Лариса.
— Да так, вообще, — смутился Амирхан,— потом расскажу. Извини, но сейчас я должен выйти из дому, одного человека встретить.
— Женщину? — насторожилась Лариса.
— Да. Родственницу. «Как же ей сказать о Гульжанат? Что же придумать? Нет, Ларису отталкивать нельзя...» Ты прости, мне давно пора, но мы выпьем еще по рюмке и знаешь за что?
— За любовь?
— Верно, без любви человек не человек, я до сих пор не понимал этого. О-о, как время бежит! Чокнемся еще разок и... «Гульжанат там ждет меня, нервничает, я ей все объясню. Не каждый день такие предложения делают. Но как их подружить с Ларисой? Гульжанат поймет, а Лариса? Не верю, что все это с ее стороны бескорыстно...» Ну, за дружбу нашу, Лариса.
— У тебя такой милый, такой растерянный вид, ты похож на ребенка!
Лариса обняла его и поцеловала.
Открылась дверь, Гульжанат переступила порог и замерла. На какие-то доли секунды замешкались все: и Амирхан, которого охватил ужас, и Лариса, и остолбеневшая Гульжанат.
— Так, так, значит, так,— залепетала Гульжанат, отступая к дверям.
— Не так! Не так! — закричал Амирхан.— Послушай, Гульжанат... Подожди, Лариса пришла меня поздравить с днем рождения... она мой друг... старый товарищ... Подожди! Выслушай, я все тебе объясню! Гульжанат! — протянул к ней руки Амирхан.
— Не подходи, не прикасайся ко мне! Люди мне говорили! Будь ты проклят! — И Гульжанат плюнула под ноги Амирхану. — Будь проклят! — взмахнула она руками и уронила сверток.
— Что за невоспитанность? Плюется, как бешеная собака! — возмутилась Лариса и заслонила собой Амирхана.
— Гульжанат! — отстранил Ларису Амирхан. — Приди в себя, одумайся!
— Вот на ней женись! На ней, а не на мне! Ненавижу! — хлопнула дверью Гульжанат и ушла.
— Бешеная! — возмутилась Лариса.— И ты хорош, нашел, с кем связываться...
— Замолчи! — закричал Амирхан и, схватившись за голову, упал на диван.
— Успокойся, не буду тебе мешать, побудь один.
Нет худа без добра. Вечером пойдем к шефу. Ровно в шесть я за тобой зайду. Смотри же, ровно в шесть.— И Лариса вышла из комнаты осторожно, вышвырнув ногами сверток, который уронила на пол Гульжанат. Амирхан на это не обратил внимания, он даже головы не поднял с дивана.
Лариса прикрыла тихонько двери и на лестничной площадке каблуками развернула сверток. В нем была мужская нейлоновая водолазка, которую накануне с такой нежностью купила Гульжанат.
Носком туфли Лариса столкнула сверток в пролет лестницы. И белоснежный свитер, который модники почему-то называют водолазкой, упал на голову стоящей внизу в подъезде Гульжанат. Она ждала Амирхана. Она была уверена, что он выбежит за ней следом, вернет, вымолит прощение. Выгонит при ней, при Гульжанат, эту расфранченную, раскрашенную девицу и поклянется Гульжанат, что «эта» никогда больше не переступит порога его комнаты. И вот вместо Амирхана на голову, на вытянутые к нему навстречу руки упал ее подарок!

Журнал Юность № 11 ноябрь 1971 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области
Категория: Дикарка | Добавил: Zagunda (16.04.2012)
Просмотров: 883 | Рейтинг: 0.0/0