Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Если ты назвался смелым, окончание

«Производственная практика»

Славка обещал прийти прямо с работы, и я попросила тетю Мицу помочь мне спуститься в скверик: лучше уж сидеть с ним там, чем под злым взглядом Расмы.
«Помощь» тети Мицы заключалась в том, что она шла сзади меня и охала на каждой ступеньке. Меня это смешило.
Дошла до первой площадки. Остановилась перевести дух и запела: «Если ты назвался смелым...».
— Ладно уж,— заворчала тетя Мица.— Смелая, что уж там и говорить...
Пройти с костылями два лестничных марша — по двенадцать ступенек в каждом — не шутка. Да еще три скользких ступеньки — у подъезда. Да раскатанная ребятами дорожка. После такого путешествия, наверно, всю жизнь буду сочувствовать хромым.
Наконец сижу на скамейке. Мне жарко и весело: доказала!
— Обратно одна не смей! — уходя, наказывала тетя Мица.— Девчата скоро придут, помогут.
Сижу одна и наслаждаюсь. Словно год не выходила из комнаты. Все какое-то новое, необычное Голуби слетелись. Ходят вокруг скамейки, склонив набок головки, посматривают вопросительно: в чем дело, почему не кормишь? Жалко, что не захватила хлеба.
Вчерашний мальчик — Вова — катался на санках с горки. Увидел меня, подбежал, спросил:
— А где тот дядя?
— На работе.
— Строит дом?
— Да, строит дом.
— А мой гараж сломали,— вздохнул Вова.
— Жалко,— посочувствовала я.
— Конечно, жалко. А вы бы не могли построить мне новый гараж? Большой.
— Нет, Вова. У меня болит нога. Видишь?
— Ка-акая! — протянул Вова и дотронулся до гипса.— Она деревянная?
Попробуй объясни, что не деревянная, а гипсовая. Вова чинно уселся со мной рядом, вздохнул.
— Долго не идет тот дядя...
— Да,— согласилась я и тоже вздохнула.
— А вы бы не могли почитать мне книжку? — спросил Вова.
— Что ж, принеси, почитаю.
Вот легко поладила! Ждала возвращения мальчика и думала о Славкином сыне. «Такого же возраста»,— сказал Славка. Наверно, бойкий, общительный. Мальчишки все бойкие.
— Вот! — издали закричал Вова и показал мне книжку.
Читать в ней было почти нечего: на каждом листе большая картинка и короткий стишок, вроде:
Уронили мишку на пол.
Оторвали мишке лапу.
Все равно его не брошу —
Потому что он — хороший.
— Все? — разочарованно спросил Вова, когда была прочитана последняя страница.
Я начала придумывать про мишку целую историю. Вова помогал неиссякаемыми «наводящими» вопросами
— А кто мишку уронил на пол?
Вот и соображай, что ответить. Конечно, не девочка-хозяйка. Объяснением, что уронили чужие дети, Вова не удовольствовался.
— А какие дети? Плохие, да? Уточнила, чем именно плохи чужие дети.
— А сколько их было, чужих детей?
— Наверно... наверно, трое.
— А как их зовут?
Рассказ обрастал подробностями, а я начинала мерзнуть. Пришли с работы девчата. Постояли около нас, посмеялись, помогли кое-что уточнить насчет мишки с оторванной папой.
— Ты не замерзла? — спросила Ганнуля.
— Ничуть! — Превращусь в сосульку, но дождусь Славку здесь.
Девчата пошли домой. С крыльца Расма явно в мой адрес крикнула:
— Производственная практика!
Ну почему, почему она такая злая? Разве я виновата, что Славке она не нравится?
Я успела рассказать Вове историю всей жизни мишкиной хозяйки, когда Славка наконец показался в сквере.
— Да ты совсем посинела! — ахнул он. — Пошли, пошли в тепло!
— А как же мой вокзал? — спросил Вова.
— Ох, милый,— засмеялся Славка. — Про вокзал-то я и забыл. Ну, ничего. Вот... тетя погреется,— и он насмешливо сощурился на меня: похожа на тетю или нет? — погреется тетя Рута — тогда построим.
— Ладно. Тогда я вас подожду.
В комнату мы не пошли. Устроились у тети Мицы. Славка поставил стул поближе к горячему титану. Разворошил в топке подернувшиеся сизой пленкой угли. Сидя перед печкой на корточках, снизу весело посмотрел на меня и спросил:
— Значит, уронили Руту на пол?
— Да. И оторвали Руте лапу.
Он выпрямился, обхватил меня обеими руками, покачал и закончил:
— Все равно ее не брошу, потому что Рут хороший!
И мы рассмеялись.
Дверь в кубовой наполовину стеклянная. Я увидела, как в подъезд быстро вошел Лаймон. Спряталась за Славку. Лаймон через две ступеньки побежал по лестнице. На его шаги Славка обернулся.
— А ведь он к тебе, Рута.
— Не хочу,— замотала я головой. Славка посмотрел на меня испытующе.
— Правда, не хочу. Я тебя целый день ждала... Снова шаги по лестнице. Лаймон. Вышел из подъезда. Оглянулся.
— Позвать? — спросил Славка.
— Не надо.
Лаймон пошел по дорожке. На мгновение мне стало его жалко — так неохотно он шел.
Но Славка был тут, рядом. И больше никто мне не нужен.

Журнал Юность 05 май 1963 г.

Обработка статьи - промышленный портал Мурманской области

Категория: Если ты назвался смелым, окончание | Добавил: Zagunda (28.04.2012)
Просмотров: 835 | Рейтинг: 0.0/0