Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Если ты назвался смелым, окончание

Трудная ночь

И вот мы вдвоем со Славкой. Я расстилаю раствор, раскладываю кирпичи. Славка укладывает их на место, обрабатывает швы. Чеса два работали молча. По временам Славка насвистывал. Потом снял рукавицы, сел на край ящика с раствором.
— Давай, Рута перекурим. Садись! — Положил на край ящика свои рукавицы, показал мне на них.
Если я сяду, обязательно коснусь его плеча. Сажусь, стараясь не коснуться. И, конечно, касаюсь.
— Вот что, Рута,— начал Славка, и сердце у меня замерло.
А он долго молчал. Спросил неожиданно:
— Деньги у тебя есть? Здесь, с собой?
— Нету.
— На,— Вынул из кармана трешку.
— Зачем? — недоумеваю я.
— Сбегай в магазин. Купи чего-нибудь поесть. Сахару купи. Чай согреем.
Вот и все, что он мне сказал. Стоило волноваться!
Сходила в магазин. Снова работали, пока не стемнело. И странно — ничуть я не устала. Могла бы работать и работать. Но Славка сказал:
— Все. Пойдем чай греть.
Неловко, трудно было нам с ним наедине в конторке. Ужинали молча. Гудел в печурке огонь.
— Устала? — спросил Славка и посмотрел на меня теплым, добрым взглядом.
— Нет.
— Устала, чего там. Ложись спать, вот сюда, на лавку. Ближе к печке: теплее.
Ребята, которым приходится ездить на работу в трамвае, оставляют в конторке ватные куртки. Славка принес две куртки, свернул, положил мне вместо подушки.
— А тебе? — спросила я и, волнуясь, ждала ответа. Вдруг он скажет: «А я рядом». Но Славка сказал:
— Я по-солдатски. Ложись.— И вышел из конторки.
Легла. Прижалась к стенке. Половина лавки осталась пустая. Войдет, увидит, поймет. Лежала и вся дрожала, хотя в конторке было жарко.
Славка долго не шел, словно давал мне подумать. Но я ни о чем не думала. Я только ждала его.
Наконец вошел. Погасил свет. Осторожно сложил у печки дрова. Набил ими печку. Сел перед открытой дверцей. Закурил. Как он может спокойно курить? Нескончаемо тянулись минуты.
Славка бросил окурок в печку, закрыл ее. Стало совсем темно. По шороху догадалась — снимает куртку. Один за другим со стуком упали на пол сапоги.
И он ложится... на соседнюю лавку. Слушаю, как он дышит. И он тоже не спит — тогда дышал бы ровно, глубоко. А он затаился. Нет, не спит.
Гудит в печке пламя. Потрескивает что-то в жестяной трубе. Ложу и беззвучно плачу, плачу в жесткую свою подушку. Плачу до изнеможения. Со Славкиной лавки не доносится ни звука, ни скрипа. Наверно, уснул. Незаметно засыпаю и я.
Просыпаюсь оттого, что в печке весело потрескивают дрова.
Я одна. Славки нет. Только куртка его лежит у меня на ногах.
Робкий рассвет смотрит в окошко. Встаю. Умываюсь.
На печке горячий чайник. Но до еды ли мне? Иду во двор.
— С добрым утром! — приветствует меня сверху Славка.— Как спалось? — Мне чудится издевка в его голосе.
— Спасибо.
И снова я расстилаю раствор, кладу кирпичи. Славка укладывает их в стенку. Поторапливает:
— Жми, Рута, жми! До прихода ребят надо закончить!
Вот и красные кирпичи пошли вперемежку с белыми. Славка остановился передохнуть, закурил. Выпустил несколько красивых колечек дыма, последил за ними глазами. Потом глянул на меня. Только теперь я заметила, какие усталые, обведенные кругами у него глаза. Посмотрел, отвел взгляд.
— Вот так, Рута.— Будто подвел последнюю черту под нашими отношениями.

Журнал Юность 05 май 1963 г.

Обработка статьи - промышленный портал Мурманской области

Категория: Если ты назвался смелым, окончание | Добавил: Zagunda (28.04.2012)
Просмотров: 918 | Рейтинг: 0.0/0